14:58 

"Бесконечность" 3+4+5 главы

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
Жанр: приключения, драма, романтика, юмор, яой, фентези
Пейринг: м/м
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Фендом: ориджинал
Состояние: в длительном процессе
Размещение: только с личного разрешения автора
Предупреждение: яой
Дисклеймер: все права принадлежат мне и Евгении, которая являлась моим партнером в ролевой игре. Права на ее персонажей получены :3
Саммари: Будет много крови. Много ангста. Много секса. Много любви. Много непонимания. Щепотка юмора и кусочек ясности.
Ангелы и демоны. Рай и ад.
От автора: ОПАСНО! Я ПЫТАЛАСЬ ШУТИТЬ! :О




3 глава.
«Начало игры. Белое приветствие».

Когда Сона лениво разлепил уставшие веки, рядом с ним то и дело шелестел паренек, с интересом вглядываясь в незнакомца. Но стоило выразительным голубым глазам столкнуться с изучающим и несомненно взволнованным взглядом, как худощавый мальчик тут же сжался, а затем, поняв, что произошло, отскочил в сторону. Кошачьи уши прижались к волосам, по шерсти хвоста пробежала дрожь. Зрачки сузились, нижняя губа была безжалостно прикушена небольшими клыками.
Сона, решив, что отложит приветствие на потом, осмотрелся. Постепенно, словно сплетались множество нитей, приходило понимание того, что произошло с ним недавно. Он был на краю гибели.
Дважды.
Ангел мотнул головой. Виски тут же отозвались тяжелой, тягучей болью.
- Может, принести компресс? - послышался тонкий голосок. – Или таблеток?
Сона, поняв, что это самое загадочное «потом» уже наступило, сдержанно кивнул.
- Чаю.
Паренек коротко улыбнулся, словно юла закрутившись по комнате, а затем и вовсе с грохотом и непередаваемым шумом удалился.
Ангел тяжело вздохнул. Мягкая, пуховая перина провалилась под ним на несколько сантиметров. Чувство, которое сопровождалось этой податливостью здешней мебели, было несомненно приятным и успокаивающим.
Как ни странно, вся спальня была бежевой. Кое-где фигурировали белые вазы, наполненные розами в тон. Сона улыбнулся — даже отсюда он чувствовал этот запах, который касался своим бесподобием самого края измученного и израненного сердца. Напротив располагалось широкое окно, увешанное плотными алыми занавесками. Резкий контраст показался ангелу по-детски глупым, но по-своему симпатичным. Он поймал себя на мысли, что эта часть жилища уж точно не походила на место обитания демона.
«Странный он, этот темный...»
Свет, который старательно пробивался сквозь стекло, нещадно ударил по глазам. Сона поморщился, потер переносицу кончиками пальцев и ошарашено вздрогнул, заметив около себя паренька.
- Когда ты?.. - удивленно прошептал ангел, на что мальчик тут же выпалил:
- Я умею! Уходить так не получается... Ну, когда мой Господин в подобном положении, самое главное — подойти так, чтобы не помешать ему...
- Не помешать... что? - Сона мягко улыбнулся, беря в руки чашку и бережно сдувая ароматный пар. В жидкости легкого оттенка драгоценной бирюзы он увидел свое отражение. Как ни странно, но признаки усталости и недавнего сражения были почти незаметны или вовсе отсутствовали.
- Думать... - спустя несколько томительных секунд послышался робкий и неуверенный ответ.
Сона кивнул, отпивая из кружки. Было вкусно. Он не разбирался в сортах чая, да и вовсе больше предпочитал кофе, но все же этот оценил высшей отметкой, которая только существовала в его сознании. Мягкий и в то же время выразительный, с привкусом заботы и почти невесомого интереса.
- Это сорт улонги, — будто поняв взгляд собеседника, прошептал паренек. — Господин зачастую привозит из командировок подобные... вещи.
Сона кивнул в знак того, что информацию он принял и, осушив чашку, с немой благодарностью отдал ее брюнету. Иссиня-черные волосы рассыпались по детскому лицу, мохнатые ушки навострились.
Ангел откинулся на подушку — от нее пахло свежестью. Солнцем. Летом. Чем угодно, но никак не темным, кровожадным существом.
Это было действительно... странно.
Или же это сам Сона хотел видеть в этом месте подобное. Хотел чувствовать именно такие запахи, вкусы. А если все вокруг — иллюзия, картонный, лживый мираж?
Ангел мотнул головой — очередные бредни больного сознания. Он действительно слишком вымотался, чтобы мыслить здраво.
- Я Лу, — прошептал паренек, приветливо махнув хвостиком. Он аккуратно поставил элемент сервиза на пол, внимательно вглядываясь в гостя. Ангел в какой уже раз не смог сдержать улыбки — наверное, со стороны он выглядел так же — милый и беззащитный ребенок, неуверенный и готовый на все, чтобы вкусить прелесть чужой радости...
Аж противно.
- Я Сона. Икура Сона.
- А я Адамант. Можно просто Великий и ужасный! - раздался уже знакомый голос, подкованный издевательскими нотками.
- То, что ужасный — верно подмечено, — пробубнил Икура, заметив, как напрягся Лу.
«Котенок» побежал в сторону голоса, ангел отдаленно услышал разговор, а затем уверенные шаги.
- Ну что, очухался, ангелочек?
Икура благополучно проигнорировал вопрос, позволив тонким белым губам растянуться в едкой ухмылке.
- А чего это не Воланд? Или не Люциус какой-нибудь? Вроде так — чем больше эпичности, тем хвост у вас пушится сильнее от собственного величия.
Слыша перечисление имен, демон невольно удивился образованности парня, но рассуждения про эпичность и, главное, пафос, имели под собой твердую основу. К примеру, его, Адаманта, назвали так чисто для родового выпендрежа, потому как мать носила имя Алатиэль, отец - Ниистриасс, дядя - Кириаснис... В общем, семейка уродов.
Но, конечно же, ни одна из подобных мыслей не отразилась на лице демона, он лишь потянулся, усаживаясь на кровать. Комки грязи, которые пару секунд назад жалобно цеплялись за край плотного плаща, тут же упали на белую простынь. Сона поморщился от такого невежства, отодвигаясь от демона подальше.
Пусть Икура и не любил уборку, но все же чистоту ценил. Она как-никак была важным составляющим любого уюта.
- Уж кто бы говорил... - протянул хозяин квартиры, стягивая с широких плеч кожаную ткань глубокого черного цвета. — Простенькое человеческое имя у архангела. Жалкое зрелище.
- Всяко лучше, чем у некоторых, — огрызнулся ангел, с силой потянув одеяло на себя. Демон пошатнулся. В янтарных глазах проскользнули шальные искры. Адамнт вызов принял.
- Да... - он прогнулся в спине, словно дикий, бездомный кот, бесшумно приближаясь к своей «жертве», - ты не в том положении, чтобы рассуждать о том, что правильно, а что нет, — подытожил он, когда его руки уже ограничили передвижение ангела, сомкнувшись на худых плечах.
Икура отреагировал так, как Адамант, хоть и имея эмпатические, телепатические и прочие подобные способности, не ожидал вовсе. Он рассмеялся. Искренне, чисто, без доли сарказма или издевки.
- Странный ты... буду звать тебя Дами, oк`ей?
- Как-как ты меня назвал? Точнее... как ты меня сократил? О боги, боги, яду мне яду! - демон расхохотался. Никому в голову не приходило еще так изгаляться над его именем.
Лу стоял в стороне, прижимая к груди поднос с кружкой свежезаваренного чая и крекерами, уложенными в несколько аккуратных стопочек.
Он впервые видел, чтобы его господин смеялся так. Нет, скорее он впервые видел своего господина таким. Свободным, веселым, непосредственным.
- Лу, — паренек вздрогнул, даже несмотря на то, что Адамант вовсе не повышал голос, — чай тащи обратно, я сейчас сам приду на кухню и перекушу.
Домашний «котенок» кивнул, развернувшись на одной ноге и поспешно удалившись в соседнюю комнату. Адамант перевел свой взгляд на Сону. На красивом мужском лице все еще сияла толика безудержного веселья.
- Топай, ангелочек, я угощаю, — он легко коснулся ладонью плеча ангела. Это походило на невесомый шлепок, — и да, кстати, фигурка у тебя знатная... - прежде чем до Икуры дошел смысл этих слов, Адамант соскользнул с постели, ретируясь в прихожую, чтобы швырнуть там свой плащ.
Сона вновь засмеялся. Только сейчас он заметил, что его бедра опоясывали штаны из лёгкого хлопка, да и кожа была мягче обычного — такое с ним бывало только после душа. В любом другом случае ангел бы разозлился, но сейчас...
Сейчас он притянул к себе одеяло, запоминая каждый запах, каждый изгиб этой неземной роскоши. Не вальяжной, отвратно-дикой и приторной, а мягкой и родной...
Это было тяжело объяснить. А может быть, даже совершенно невозможно, но то, что чувствовал ангел, казалось таким бесподобным, что он был готов оставаться в таком положении бесконечно. Это было действительно необъяснимо.
Рефлекторная ненависть к слугам тьмы никуда не ушла. Под ложечкой до сих пор неприятно сосало при одном мысленном упоминании о том, что он в доме демона, но стоило распахнуть глаза, провести подушечками пальцев по тонкой, ласковой ткани, как все эта слепая ненависть уходила в неизвестном ангелу направлении.
Ему просто было хорошо.
Впервые за долгое время о нем, пусть и по непонятным самому Соне причинам, заботились.
Икура потянулся, нехотя сползая с постели. Покрывало смялось, простынь собралась в множество разномастных волн. Ноги подкосились, грудь сдавило. Ощущения после пробуждения и недавних ранений накатили с головой. И так же быстро ушли, уступая немыслимому голоду.
Сона поплел вдоль стенки, подпирая ее оголенным плечом.
На кухне было так же светло. Адамант, измазанный в грязи и с кровавыми пятнами на видимых участках груди и шеи, явно не вписывался в эту обстановку.
- У тебя квартира какая-то... Даже не знаю, как это объяснить, — выдал Икура, на что демон улыбнулся и ответил вполне искренне:
- Ну, ее дизайном я не занимаюсь. Если что-то ломается, мой знакомый из соседнего города это чинит. Я разношу весь дом — он обустраивает его заново. Мне не принципиально, если честно. Хотя шелк и прочую демоническую чепуху я недолюбливаю — слишком стереотипно, понимаешь ли... - закончив свою тираду, он мечтательно сунул в рот сигарету, втягивая в легкие серый дым.
Икура плюхнулся на стул, подальше от демона. Что-что, а сигареты он не переносил — медленный яд. Похоже на ментальные атаки — уверенное втаптывание в пучину из абсолютного отчаяния. Конечно, с самим курением попроще и последствия не такие, но суть та же, так что своей ненависти к этим штуковинам ребенок света никогда не скрывал. Каково было его удивление, когда Адамант, еще пару раз затянувшись, выбросил окурок за окно, начав с жадностью поглощать шоколад. Только сейчас он заметил, что рядом с демоном располагалось несколько плиток разного «калибра». Начиная от молочного с пестрым набором начинок и заканчивая горьким.
- Так любишь? - из чистого любопытства поинтересовался Сона.
Адамант кивнул.
В это время Лу, который шебуршал у плиты, закончил с готовкой, опустив около Икуры тарелку с месивом, напоминающим яичницу.
«Жуть-то какая...»
«А ты не ной, а ешь», - тут же прозвучал в голове демонический баритон.
Икура нахмурился, отвечая вслух:
- Вы что, только так и питаетесь?
Вопрос предназначался исключительно демону, но ответил на него Лу. Сона подметил, что голос паренька изменился. В присутствии Господина он дрожал, порой утопая в кислороде или же повисая в воздухе без видимой на то причины. Да и сам паренек стал более неловким и дерганым.
- Господин ест только шоколад. Пьет либо горький кофе, либо коньяк. А я... я редко готовлю, так что прошу меня простить.
Икура закатил глаза, беря в руки прибор. Пальцы дрожали, тело взбунтовалось и отказывалось слушаться. Он заметил, как демон наблюдает за этой внутренней борьбой, что взбесило, но Сона сдаваться не собирался. Он ухватился обеими руками за вилку, сжимая в потных ладонях столовое серебро и пронзая зубчиками преподнесенную еду. С трудом опустив ее в рот, он поначалу замер, прислушиваясь к вкусовым рецепторам, а затем выплюнул обратно, недовольно фыркнув.
Рвотный рефлекс последовал незамедлительно, и ангел глухо раскашлялся. Еще не восстановившееся до конца тело было в полнейшем дисбалансе, отдавая колкими ударами то в одном, то в другом месте.
- Гадость, — бросил он.
Адамант ухмыльнулся.
- Вот видишь, Лу, все байки о том, что ангелы добрые и милые существа, так и остаются лишь байками.
- Вот видишь, Лу, все байки о том, что демоны хорошие любовники и отменно целуются, остаются лишь байками, — в тон ответил Икура, поднимаясь с места.
Сам же Лу замер, с нескрываемым интересом наблюдая за тем, как держится их гость. Спокойно и уверенно, без чего-то хоть отдаленно похожего на поклонение. Обычно любой, кто бывал в их квартире, непременно ползал в ногах у демона, опасаясь его истиной мощи. А сейчас этот хрупкий, маленький мальчик, такой же, как и сам Лу, казался совершенно... равным.
Демон прыснул.
- Чего это я должен для первого встречного стараться?
- Аааа, — протянул Икура, внаглую распахивая холодильник и начиная в нем активно копаться. Холодок, испускаемый бытовым прибором, тут же пробежался по коже. Он был немного колким и, не имея должных сил, еле цеплялся за ангела — так тебе, чтобы хорошо получилось, стараться надо.
- Лу, выйди, мы с ним наедине поговорим, — ровно отозвался демон. Его голос, пусть и был спокойным, отдавал ледяным металлом. Тон не приказной, но и не дающий возможности спорить.
Паренек вышел. В комнате воцарилась щемящая тишина. Икура же, стараясь не замечать этого напряжения, достал несколько яиц, умело орудуя с плитой.
Демон выжидающе наблюдал за его действиями, заговорив лишь тогда, когда ангел, отодвинув в сторону тарелку с заново приготовленной едой, тяжело выдохнул, как бы показывая этим, что наелся.
- Мы, конечно, можем бесконечно ненавидеть друг друга, но хотелось бы по делу поговорить, — с этими словами Адамант подошел к Соне, со скрипом отодвигая стул и садясь рядом. Когда демон оказался так близко — сердце сжалось, предвещая опасность. Пульс послышался в районе горла, а затем гулко, безудержно застучал в висках. Несмотря на то, что Сона в полной мере осознавал: это лишь врожденный рефлекс — сделать он с ним ничего не мог. Все чувства внутри вскипали, вынуждая либо убегать, либо начинать очередное сражение. Эмпатически он читал демона не полностью, но улавливал часть эмоций, которые все же проскальзывали сквозь темный щит.
Любопытство. Интерес. НЕНАВИСТЬ.

- Не старайся в меня лезть, — Адамант наклонился. Его слова перешли на шепот с привкусом хрипоты, — моя защита стабильна. Дает сбои редко, а вот твоя, — тут демон вновь усмехнулся, — её просто нет. Ты как на ладони, ангелочек. Но думаю, что безо всякой эмпатии ты понимаешь, что лучшее зрелище для меня — ты в ванне из собственной крови, с разорванными в клочья крыльями, — он облизнулся, мечтательно сощурившись, а затем, будто отойдя от немого блаженства, отстранился, продолжив уже серьезным тоном: — Зачем ты себя убить хотел? Я, конечно, не знаток ваших правил, но архангелы себе вены в коморках не режут.
- Это была не коморка! - тут же выпалил Сона, борясь с желанием накинуться на обидчика. — Это моя квартира! И я ее люблю! И, в отличие от такого ограниченного самовлюбленного демона, как ты, я создаю там тепло, а не забиваю на это ввиду собственного одиночества!
- Да ты психолог, я посмотрю, — почти прорычал демон, парируя и стараясь сдерживаться, но получалось не особо. Выдержка давала огромную брешь, намереваясь развалиться к чертям, — сам-то в одиночестве своем погряз, если умереть надумал, — взгляд Адаманта вычислял в небесной глубине каждую новую эмоцию. — Остынь и ответь честно. Вот тебе мой ответ — спасать тебя не собирался вовсе. Получилось то, что получилось. Я тогда свой порыв милосердия не контролировал вовсе. Так что уж извини, но если я на тебя столько сил истратил, будь добр и посвяти меня в свои душевные ангельские травмы.
- Ничего особенного. Я просто слабак, — Сона пожал плечами, чувствуя, как медленно уходит раздражение, — у меня и жизни-то никакой нет, а порой такие мысли становятся слишком тяжелыми и давят-давят, до ссадин, синяков, выжимая последнюю веру. У меня и цель была — убить хотел кое-кого. Сильно. До безумия. Но сколько бы ни старался — как был дилетантом, так и... остался. У меня порой бывает — накатывает меланхолия, словно ком, и никуда не денешься. Вот и сейчас... накатило. Понял, что в жизни отомстить не смогу...
Демон слушал с замиранием сердца. Любое откровение было сродни чему-то неповторимому, бесценному. Он любил это больше всего, когда вот так вот, сидя в тихой комнате, кто-то говорит о том, что так долго томилось на сердце.
Босой, измотанный, с сонным запахом и в легком, едва касающемся узких плеч солнечном свете ангел показался демону как никогда красивым.
Это напугало, насторожило и в то же время... подтолкнуло.
- Спасибо. Ну... что рассказал.
- Удивительно, — протянул Икура, — я никогда ни с кем по душам не говорил. А тут на тебе — меня адское отродье на подобный разговор вытянуло, — он замолчал, смакуя сказанное, а затем еле слышно добавил: — Тебе спасибо. Было нужно. Очень.
«Мы похожи, - уже мысленно обратился Адамант, - у меня тоже есть тот, кого я хочу убить, но торчу здесь, потому что пока слишком слаб. И рассказать об этом, кстати, тоже некому».
Они улыбнулись, а затем заливисто рассмеялись.
Сона поймал себя на том, что сердце больше не зудело в страхе и отвращении. Что сейчас этот свет, цепляющийся за угольные ресницы демона, делал его кем-то другим. Кем-то...
Особенным.
- Я помогу тебе, — вполне уверенно выдал демон, откинувшись на спинке стула. То отозвалось очередным жалобным скрипом.
- И как же?
- Научу. Конечно, темные техники ты не познаешь, но общие основы — как раз плюнуть.
- И что я должен буду отдать взамен? - недоверчиво поинтересовался Икура, на что демон одобрительно закивал.
- Бартер — основа экономики. А что ты мне можешь предложить?
Сона заметил, как поведение демона вновь сменилось — со сдержанно-серьезного на развязно-игривое.
- Ну... - протянул он, подпирая ладонями собственный подбородок, — я готовить умею. И петь. Хотя, это навряд ли интересно таким плебеям, как ты. А еще из меня любовник отличный, только это дополнительные функции, — Икура хихикнул, Адамант тут же поймал озорную волну, ответив без доли раздумий, не скрывая напускной вежливости, словно у умелого торговца хрусталем.
- А где можно приобрести расширенный пакет? К тому же не надо так — я люблю искусство. Своеобразно, но люблю, — Адамант в очередной раз поймал взгляд ангела, не дожидаясь в ответ очередной колкости, — считай, что это благотворительность. Я буду учиться благодаря тебе, а ты — благодаря мне. Все честно.
Икура, обычно рассудительный и недоверчивый, мешкать и долго думать над подобным предложением не стал. Он лишь кивнул, в очередной раз изгибая тонкие губы в счастливой улыбке.
Сердце демона замерло.
В отдаленной части сознания пронеслась мысль о том, что он обрел новое, куда более яркое, чистое и значимое солнце.
Его солнце.


4 глава.
«Начало игры.Черный лед».

- Да ты просто бездарь! - разнесся недовольный голос вдоль поляны, припорошенной тонким слоем хрустящего льда. Адамант закатил глаза, раздраженно фыркнув.
Луна смотрела с издевкой, сплетая вместе тягучие, темные облака. Звезды, приглушенные мертвым светом города, если и виднелись, то лишь изредка, хрупкой, неуверенной россыпью собираясь вдоль черного неба.
В темноте послышалось сиплое дыхание и скрежет зажигалки — демон закурил, зажав между зубами сигарету с коричневатым фильтром. Дым, который слетал с горячих губ, обвивал собой почти ледяной воздух, теряясь в его монотонности и непривычной тяжести.
Ночь и правда была по-своему невыносимой.
Особенно для ангела, который старательно пытался устоять на ногах, но тщетно.
Адамант, заметив, как Сона дрожит, рассеянно сглотнул, откинув в сторону сигарету и рванув через все поле к нему. Он подоспел вовремя — хрупкое тело упало на демонические руки. Длинные ресницы чуть вздрагивали, на висках выступили капельки пота. Демон нахмурился — почти каждая их тренировка уже в течение недели заканчивалась подобными приступами, и причины такой реакции организма он найти не мог.
Вдалеке жалобно сверкнул огонек и погас, оповестив о том, что одиноко выброшенная сигарета все же сдохла. Ветер пробрался под пальто Адаманта, и того прошил мелкий мороз — какофония звуков надавила на уши, и демону захотелось взвыть.
- Не одно, так другое, — рыкнул он, стягивая с себя верхнюю одежду и бережно укутывая в нее ангела. Тонкие белые пальцы небесного существа вцепились в землю, раскромсав лед, который тут же язвой забрался под ногти. Икура тяжело выдохнул, приоткрыв глаза. Взгляд был мутным, измученным.
- Сам ты... бездарь, — прохрипел он, шумно раскашлявшись. Пальцы лишь сильнее впились в землю, нещадно ее потроша.
- Но это не я тут ни одной атаки отразить не смог, — вполне серьезно констатировал демон. Сейчас он как никогда жалел, что не владеет способностями, позволяющими управлять огнем — было чертовски холодно. Скулы свело, а луна, все так же ухмыляясь и сверкая своими отвратными, блеклыми пятнами, резала сознание, стоило лишь вскинуть голову, чтобы удостовериться в реальности происходящего.
Ангел сжался в комочек, Адамант принял это за немое приглашение, притягивая его ближе. Икура отпустил клочки из донельзя холодной грязи, позволяя себе подобную слабость — демон обнимал его, и это было приятно.
Он уткнулся носом в плечо, прерывисто задышал, щекоча дыханием кожу Адаманта. Светлые волосы россыпью упали на щеки, сплетаясь друг с другом.
- Дами, мерзкое место ты в этот раз выбрал, — бросил Икура, пытаясь унять боль в горле, которое то и дело самозабвенно терзал кислород, — хотя ты прав. Я ведь даже меч поднять не смогу.
- Что за дрянь с тобой творится? - Адамант сжал лопатки ангела, а затем, привыкнув к этому щемящему чувству — когда твой враг так доверчиво шепчет около самого уха — начал водить ладонью вверх-вниз, растирая и пытаясь хоть как-то согреть.
Сона ответа так и не дал, но сдаваться рано — не в правилах Адаманта было бросать дело, которое он начал. Как бы тяжело порой не приходилось.
- Может, уйдем? - наконец подал голос светлый. Брюнет почувствовал, как ангел вцепился в ткань свитера на широкой груди, сжимая.
- Пока рано. Ты должен привыкать к тому, что не все стычки будут происходить в моей квартире, — Адамант хмыкнул на смешок ангела, — к тому же, мне нравится, когда ты так от меня зависишь. Приятное чувство — ненавидишь и в то же время жмешься. Мне скоро с нашими тренировками за мемуары можно будет браться. А назову я их «Как приручить ангела» или типа того...
Закончив свой монолог, демон осмотрелся. Палки, пару месяцев назад усыпанные листвой, его раздражали. Они гнулись под гнетом ветряной стихии, стучали и скрипели, цепляясь друг за друга своими жалкими сучьями. Небо смеялось над их никчемностью, словно подать даря свет вековым деревьям.
На самом деле Адамант любил небо. Именно его — бесконечное, свободное, просторное... Заполненное этим еле уловимым чувством того, что все возможно. Но не небеса. Рай. Эдем — это место называли по-разному, но демон его не переносил на дух. Даже упоминание будоражило кровь, сподвигая на атаку. Хотя он там никогда не был. Интересно, а Сона, так же не видящий ад, тоже его терпеть не может?
Адамант скосил янтарный взгляд, лениво переведя его на своего ученика — тот все еще вздрагивал, но дышал ровно — это значило, что приступ прошел. Молчит. Наверное, дуется. Это было странно — обычно они либо ругались, либо...
Да нет, они всегда кричали друг на друга, и демон соврет, если скажет, что не получает от этого удовольствия. Бесподобная психологическая разрядка — словесная перепалка с ребенком света. К тому же, Адамант признавал — Сона был начитанным и всегда мог достойно ответить на любые заявления, слетающие с темных уст.
А эта тишина... Она казалась чем-то инородным, неправильным, но в то же время...
Сердце бьется.
И второе.
Не в такт, диссонанс двух жизней.
Слишком разные. Они не успевают друг за другом. Но им это и не нужно. Просто стук. Просто работа организма. Просто подтверждение собственного существования...
Демон дернулся — он не имел права так думать.
- Эй, Сона, ты как?
Ангел шмыгнул носом, поднимая голову. Он полоснул щекой по щеке демона.
Это тоже было чем-то новым. Новым для них обоих. И таким невесомым и теплым, что мышцы непривычно расслабились, будто подписывая акт доверия.
- В порядке, — Икура кивнул, поджимая под себя подол черного демонического плаща. Ткань заскрипела, блеснув в темноте. Несмотря на отсутствие должного освещения, Адамант четко различал глаза цвета неба. Теплые, с еле уловимыми солнечными лучами на самой радужке.
- Хорошо, — получилось как-то неловко и скомкано, но зато честно. Демон мысленно выругался — он всегда был непоколебимым, а с этим чертовым ангелочком все привычное летело в тартар.
- Птицы летают низко. Будет дождь, — отстраненно протянул Икура, сползая с демона и садясь рядом.
И эта пустота, образовавшаяся на собственных коленях, тоже показалась Адаманту неправильной. Он устало потянулся — мыслей было слишком много, и это настораживало. Лучший способ отвлечься от двоякого желания разорвать тонкое горло и осыпать его поцелуями, прикусывая нежную кожу — поговорить.
- Быть такого не может — сейчас лед вокруг.
- Ну-ну, — Икура расплылся в улыбке — краем глаза он заметил, как демон призвал одного из низших бесов — тот распластался на земле, активно кланяясь. Черный заморыш с рядами желтоватых клыков и тонким хвостом, он косился на ангела, даже не скрывая своего отвращения и желания убивать, на что сам Сона лишь усмехался — такая букашка даже поранить его не сможет. Как только Адамант закончил со своими указаниями и бес вернулся, притащив в зубах две чашки с напитком, он с оглушительным хлопком удалился, не забыв оскалиться и показать ангелу язык. Это, кажется, стало для него своеобразным развлечением — хоть какая-то потеха для извечно преклоняющегося существа.
Адамант протянул Соне одну из емкостей — внутри был кофе, украшенный замысловатым узором из взбитых сливок — и Икура отпил. Сладкое тепло тут же заполнило собой каждую частичку тела — было приятно.
Вновь поймав конец их разговора, ангел добавил:
- Ты что, и птицам уже не доверяешь?
Демон покачал головой.
- Все пернатые — мудаки.
- Ну-ну, — Сона блаженно вдыхал запах напитка, щурясь и забавно морща нос, не обращая внимания на двусмысленность демонических слов, — наверное, тяжело это — постоянно пресмыкаться?
- Тяжело — это когда ты скалу передвинуть должен... или там кредит выплатить. А все остальное лишь участь, — демон пожал плечами. Он на ментальном уровне чувствовал — пусть бес и вел себя как еще та забияка, постоянно стараясь задеть ангела, тот его жалел. Подобное чувство для демона было не просто запретным — его не существовало в их природе.
- Слушай, а расскажи мне о рае. Ну, вот смотри, ты же архангел, а при этом такой слабак.
Сона на заявление реагировать не стал, все же в этих словах была своя весомая доля правды — он, осушив кружку, молча убрал ее поодаль от себя, переведя все внимание на демона.
- Все просто. Есть повелитель, который черпает силу у самого света. Есть его приближенные — семь Серафимов, ну, или архангелов — подобный титул может иметь лишь выходец из великих родов, то есть способности все эти наследственные. Я последний в нашем роду... - ангел замолк, но затем, когда тишина стала уж слишком неловкой, он продолжил: — Конечно, есть свод законов и правил. Их действительно много, начиная с манеры речи и заканчивая, не знаю... тем, как моргать нужно. Но, конечно же, никто не выполняет этих указов. Есть только одно правило, которого страшится любой слуга света. Оно, как считают многие летописцы, настигает всех, и именно поэтому оно такое опасное. И нарушение этого правила карается смертью.
Адамант присвистнул.
- И что это такое? Всегда носить панталоны? Если это так, то ты влип, — он рассмеялся, но, заметив недовольный взгляд собеседника, успокоился, вымученно вздохнув. — Ладно, а если серьезно, что такого страшного можно сделать, чтобы тебя за это порешили?
Голубые глаза будто заполнились жидким гелием. На секунду, долю мгновения они стали пустыми, непроницаемыми, а затем Икура заморгал, чуть поникнув.
- Не стоит об этом. Демонам знать не положено, по крайней мере, до определенной поры.
- Не доверяешь? - Адамант наклонился вперед. Темные волосы упали на плечи, губы, чуть потрескавшиеся на морозе, неизменно ухмылялись.
- Не в этом дело. Просто не стоит.
Демон кивнул, соглашаясь.
- А что ты в этом городе делаешь? Мне кажется, что твои серафимские апартаменты в раю куда лучше того места, где ты сейчас живешь.
- Почему именно этот материк? Потому что второй уж точно не для таких, как мы. Эти остроухие на дух ни меня, ни тебя не переносят, потому что завидуют чернейшей завистью, что власть принадлежит свету и тьме. Там, в диких краях, мне точно не место. Здесь, среди в большей степени людей, куда спокойней. Почему именно этот город? Он не большой и не маленький. В нем тихо. В нем я в безопасности, — ветер, решивший показать свою мощь, подцепил кружку, и та неловко пошатнулась. Сона вжался в пальто, гляля в пустоту. — Почему не на небе? Этого я не могу... нет, не готов рассказать. И не знаю, смогу ли когда-нибудь. Ты мне не друг, а для наших спаррингов это не нужно.
Адаманту нечего было противопоставить — у демонов были абсолютно другие порядки. Учитель был сродни не просто другу, а отцу. Любовнику. Но это у них, нельзя было ожидать такой же отдачи от ангела, которого, к тому же, несколько дней назад пусть и спас, предварительно чуть не убив.
- У нас все попроще. Повелитель черпает силу у самой тьмы, а войти в семерку сильнейших демонов не так уж и сложно — убиваешь одного из участников и автоматически становишься одним из верхушки, разве что главное — угодить повелителю. Если ты будешь его раздражать, прибьет как муху, не задумываясь. Конечно, есть родовые способности, как например, мои, схожие с твоими, но это не причина, чтобы получить власть.
- Тогда почему ты здесь? Давно бы пошел и стал во главе вашего подземного братства.
- В аду все не так просто. Наверное, вам сказки на ночь рассказывали о том, как у нас текут реки из магмы и дядя в черном сидит на троне. Но чтобы там выжить, недостаточно быть демоном. Чтобы получить силу и авторитет, недостаточно быть наследником. Я пока слишком слаб, чтобы идти и сражаться, поэтому я здесь. Учусь потихоньку. — Демон мечтательно закрыл глаза. Его губы тронула улыбка: — Но я жду того момента, когда вновь вернусь туда. Там мой дом. Там я чувствую себя живым.
- А ты знаешь, что все порой не так, как может казаться? - Икура поднялся и встал напротив демона. Пряди упали на глаза, свет луны рассек его надвое, демонстрируя вновь сияющие небом глаза. Пальцы сжимались на плотной ткани, которая ложилась на тело множеством массивных складок. Из-под темного плаща виднелись тонкие ноги, обтянутые светлыми джинсами. Икура был красивым. Даже слишком. Адамант это признал почти сразу, а точнее, тогда, когда ввалился к нему домой ранним утром, чтобы вытащить на тренировку, и застукал ангела спящим. Тогда он долго всматривался в эти нежные, по-детски милые черты, в четко выраженную ключицу, черту шеи и плеч, тонкую талию, которую неумело скрывало махровое одеяло. Все это завораживало, отстукивая свой собственный ритм на глубине сознания. Адамант встречал ангелов и раньше, но ни один из них не был таким... идеальным. И в то же время чуть сонным, рассеянным и, бесспорно, самым особенным. Это была не любовь и уж точно не привязанность — скорее наваждение. Светлое, взбалмошное, противоречивое наваждение. Его хотелось прижать к себе, впиваясь когтями в эти светлые пряди, нещадно оттягивая, царапая, чтобы заполнить это теплоту алыми красками, смести металлическим запахом аромат утреннего солнца, и в то же время...
Не отпускать.
Демон нахмурился пуще прежнего. Это раздражало. Выбивало из колеи. Не давало покоя. Адамант привык копаться в ком угодно, но только не в себе, а этот найденыш вынуждал то и дело перемалывать собственные мысли.
Этот...
Со своей чертовой улыбкой.
Со своим чертовым ласкающим взглядом.
Со своими чертовыми, непослушными прядями, которые то и дело цеплялись за влажные губы.
Впервые человеческое и демоническое находилось в таком противоречии. Впервые сам Адамант не понимал, что именно ему нужно.
«Это не привязанность», — повторял он вечерами, словно молитву.
И уж точно не любовь.
- Эй, Дами, а ты слышал про кота?
Демон заморгал, непонимающе смотря на ученика. Тот только усмехнулся, продолжив:
- Кота посадили в ящик, поставив рядом прибор, который мог сработать в любой момент и убить кота ядовитым газом. Ящик непроницаемый, то есть кот одновременно и жив, и мертв. Никто не знает, пока не откроет этот самый ящик, что на самом деле с этим самым котом. А теперь представь, что таких ящиков масса. У каждого живого есть свой ящик и свой кот. И когда кто-то начинает быть с кем-то рядом, то их ящики становятся одним целым, а коты остаются вдвоем с уже двумя ядовитыми приборами. Они тоже могут быть и живы и мертвы, но подумай сам, какова вероятность того, что при таком раскладе коты останутся живы?
Адамант, поняв, к чему Сона клонит, открыл было рот, чтобы возразить, но тот его остановил, приложив палец к губам.
- Наши с тобой коты находятся в еще более усугубляющем положении. Они, мало того, что с двумя ядовитыми бомбами, так еще и друг друга в любой момент загрызть могут. Вероятность их жизни значительно уменьшается. Именно поэтому белые коты никогда не делят коробку с черными.
Небо разорвало молнией. Гром ударил по перепонкам. Адамант удивленно вскинул голову — дождь и правда начался. Сначала легко и вполне себе непринужденно, а затем, будто получив желанную свободу, ударил со всей своей мощью, орошая итак зашуганную льдом землю.
- Что за... - демон хмыкнул. Он почувствовал, как на его плечи лег плащ. Сона отошел в сторону. За водяным полотном свет, который излучал появившийся нимб, был еле заметным. Крылья, чуть прозрачные, широкие, раскрылись, пропуская сквозь себя заслон из дождя. Они сияли ярче, но не достаточно, чтобы в этом мутном болоте можно было различить лицо ангела. А демону так вопиюще хотелось уловить его, увидеть, какое оно сейчас. Хотелсь схватить в охапку всего Сону и...
- Но даже так, коты одновременно и живы и мертвы. Пусть маленькая, но вероятность того, что ни оба прибора, ни сами животные не покончат друг с другом, есть. Как бы то ни было, мы этого никогда не узнаем, пока не откроем ящик! - крикнул Икура, расправляя крылья. До него донесся отдаленный смех демона.
Парочка капель скатилась по скулам, но некоторые, особо смелые, попали на тонкие губы. Демон облизнулся.
Они были сладкими. И бесподобно теплыми.
5 глава.
«Начало игры. Белые обвинения».

Металл обжег собой вспотевший лоб. Пальцы сомкнулись на ручке, чуть дернув. По коже пробежал скрип механизма, который словно цепной пес запрещал войти внутрь. Ангел ругнулся, со злостью пнув металлическую дверь — звон был глухим и невыносимо тихим. Нога заболела, и Икура раздраженно подхватил пакет, который валялся на полу чуть поодаль.
Он замер, упираясь взглядом в одну точку — выкрашенную в кремовый цвет стену, на которой виднелся список проживающих на данном этаже. В соседних квартирах было пусто. Только одна, с номером «77», была занята, и из нее доносилась мерзкая вонь на чувственном уровне. Ментальные щиты ангела отсутствовали, а демонические расслабились, судя по тому, как эмоции темного существа залезали под светлую кожу и наотмашь начинали кромсать все изнутри.
Гадкое, невыносимо гадкое чувство.
Соне стало обидно — впервые за месяц он пришел сюда сам, причем не для того, чтобы упрекать в чем-то или злиться, а вышло все...
Все вышло так, как вышло.
Он стоял на лестничной клетке, вжимая в себя пакет со специально приготовленной едой и проклиная себя за это решение. Пора бы привыкнуть, что любые потуги сделать как можно лучше у ангела заканчивались разочарованием.
Сейчас ему было больно. Если бы он не дал себе обещание не плакать по пустякам, то сейчас бы уже сполз по стене, зарываясь в собственный вязаный шарф, и позволил слезам отправиться в свободное плавание.
Но только не так и уж точно не сегодня.
Очередная череда ругательств заполнила помещение. Икура с нескрываемой ненавистью швырнул пакет в сторону. Тот жалобно заскрежетал и зашелестел, сминаясь около соседней стены. Вязкая жидкость с еле уловимым запахом томатов скатилась по белой поверхности, упав на пол. Сона вздохнул.
Если бы он еще немного расслабился, то увидел бы происходящее в квартире не просто как ворох эмоций, но в ярких, разношерстных картинках, которые так и старались облепить, словно ядовитые пятна.
- И что ты тут забыл? - голос, раздавшийся за спиной, цепанул за позвоночник, заставив вздрогнуть и испуганно обернуться. Адамант опирался о дверной косяк, сжимая демоническими когтями стену. Черные волосы прилипли ко лбу и скулам, в янтаре глаз читалось нетерпение. На бедрах одиноко висело полотенце, явно наскоро подменившее обычную одежду.
Свет заиграл размеренными бликами на белоснежной груди, перекатился по мышцам живота и убежал в глубь квартиры. Сона, секунду назад пребывающий в замешательстве, теперь с интересом рассматривал мужчину напротив, что Адаманта выводило из себя еще больше.
- Что. Ты. Тут. Забыл? - отчеканил он, повторяя каждое слово с нажимом. Когти царапнули по обоям, выползая на свет. Половина правой руки покрылась ледяной вязью сероватого отлива и черной, почти мраморной чешуёй.
- Обед принес, — Икура кивнул в сторону умирающего пакета, который уже буквально утопал в соусе, — прости, я тебе помешал. И как, весело было?
Презрение в голосе светлого было таким живым, что оно ощутимо хлестануло по демону. Тот рыкнул, хватая Сону за ворот и притягивая к себе. Два дыхания сцепились в хватке, носы уперлись друг в друга. Адамант взвыл.
- Какое твое дело?! Я тебя не звал! Проваливай! - голос сошел на примитивный рык. Глаза сузились, а затем зрачок раскололся, заполняя своей чернотой все пространство.
Сона нахмурился. Ему было страшно, но он во что бы то ни стало устоит на ногах, ответив учителю холодным, уверенным взглядом. Икура стряхнул с себя чужую руку, поправляя одежду. Он, не дожидаясь приглашения, которое навряд ли бы последовало, вошел внутрь. В ноздри ударил запах гари, смолы и похоти.
Ком в горле выжидающе сжался, а затем, словно выпустив шипы, начал кататься то вверх, то вниз, вызывая рвотный рефлекс.
Дым превратил некогда светлые комнаты в сосуды с копотью и серыми, бездушными стенами. Сона быстро прошел в покои Адаманта, распахнул дверь. Все было перевернуто, ваза, в которой раньше неизменно покоились цветы, разбита вдребезги. Осколки рассыпались вдоль измятого ковра, на котором кое-где виднелись ошметки пепла.
Кровать будто вывернули наизнанку. Посреди дрожал маленький комочек, черный хвост метался по окровавленной простыне. Сона подскочил к пареньку, откидывая одеяло в сторону. То послушно повалилось на пол. Ангелу показалось, что оно было заполнено килограммовыми гирями.
- Лу, — он приподнял котенка за плечи, чуть встряхивая. — Лу... - вновь позвал Сона. Волнение предательски подскочило к груди, облепило сердце, сжалось.
- В порядке, — хрипловато ответил паренек, с жадностью вдыхая воздух. У этого кислорода был вкус — черный. Адский. Уничтоженный.
- Что произошло?
Ответа не последовало.
- ЛУ, ЧТО ПРОИЗОШЛО?! - Сона почти кричал. Он срывался. Пусть и в извечном одиночестве, но такое ангел встречал впервые. Все в этом доме, демоне, мальчишке напротив будто бы взорвалось, и кто-то отчаянно не хотел собирать кусочки обратно.
- Просто господин... он... иногда у него бывает... когда ему не хватает ада...
Тонкие плечи напряглись, а затем податливо упали на Икуру. Тот обнял Лу, проводя пальцами по худощавой спине. Подушечки размазывали холодную кровь.
Адамант зашел в комнату уже одетый. В этот раз Сона почувствовал его появление, постепенно переведя все внимание на хозяина квартиры.
Существо, что находилось в его объятиях, дрожало, а затем, чуть успокоившись, мирно засопело.
- Ты что творишь? Так долго рассказываешь мне о самоконтроле. О том, что нужно владеть своими эмоциями и управлять силой, а сам поимел паренька да и дом к чертям снес... И где же твой хваленый контроль, а?
Презрение в голубых глазах сменилось на злость. Яркую, обильную, которая плескалась, спотыкаясь о каемку и возбуждаясь с новой, неистовой силой.
Демон молчал. Долго. Невыносимо долго. Затем, тяжело вздохнув, ответил.
- Я учился контролировать огонь. Решил, что подобные способности в разряде моих возможностей, да и лишними не будут. Но, как видишь, они все же моими быть не могут. Огонь меня не слушается — постоянно уползает. Дрянь, — голос демона отдавал хрипотой — взгляд и рука вновь были нормальными, но чувство черноты никуда не делось. — Я демон, Сона. Демон. Тварь. Животное. Сама тьма. Да как угодно... - внимательный, серьезный взгляд уткнулся в ангела, — пойми, что подобное для меня норма. Наркотики, убийства, насилие — я получаю от этого удовольствие. Я этим живу. А ты со своим гребаным светом лезешь в мой мир и пытаешься что... помочь? Спасти? На путь истинный наставить? - по комнате прокатился едкий смешок. — Не нужна мне твоя помощь. Ты мой ученик — вот и учись, каково это, руки кровью марать, а ко мне лезть не стоит. Да и в жизнь мою соваться не надо.
Адамант, пусть отдаленно, но понимал, что переборщил. Он был зол, измотан. Он не хотел давить на ангела, но в то же время ему надоело испытывать эту слепую зависимость. Он слышал, что небесные создания цепляют посильнее кокаина, если их вовремя не убить, но не думал, что настолько и уж тем более так. Тренировки, секс — хоть какое-то утешение для запутанного сознания, но даже сейчас он появился, пришел, словно зная, когда именно Адамант в нем нуждается. Демон мотнул головой — все это походило на бред больного. Стоит только проснуться — и жизнь вновь вернется в свое русло.
- Не надо, говоришь...? - как на автомате протянул Икура, осторожно укладывая спящего Лу на постель. Темные волосы смешались с перьями, которые были безжалостно выбиты из разодранных подушек. Вид паренька внушал непреодолимую жалость и сожаление. Как сильно нужно любить, чтобы терпеть подобное? Хотя об этом Сона подумает позже, а пока...
Ангел поднялся, не издавая и звука. Каждое движение было отточенным, подошвы ног будто и вовсе не касались поверхности. Он вышел из квартиры так же быстро, как и зашел. Все то, что творилось в душе, хотелось перемотать влажной тряпкой и удушить. Было слишком тяжело принять все эти колкие слова, вновь и вновь перематывая их в голове, он понимал — не готов. Не успел довериться настолько, чтобы убиваться, и в то же время доверился достаточно, чтобы в какой-то мере страдать.
- Постой. Что это значит?
Икура обернулся. На этот раз в его движениях сквозила усталость и некая обыденность. Будто они всего лишь два незнакомца, случайно встретившихся на площадке. Будничный, безэмоциональный взгляд ангела показался демону как никогда ужасающим.
Неправильный. Лживый.
Содрать эту маску, вытащить все то настоящее, что осталось, наружу.
На свет.
- О чем ты? - Икура чуть наклонил голову, поджимая губы. — Ничего нет. Все отлично.
Задушить. Убить любую боль, любую привязанность.
Чтобы потом не было хуже...
- Я тоже эмпат, Сона, так что бесполезно скрывать то, что и невооруженным глазом видно.
- В психологи записался? — бросил ангел, отворачиваясь. Его слишком часто ранили, чтобы он мог вот так просто спустить всё сказанное демоном на нет. — Если так, то удачи тебе. И, знаешь, правы были наши предки, когда воевали. Не могут ангел и демон быть рядом. Никак не могут.
***

Квартиру восстановили быстро. Теперь она походила на какой-то дешевый притон, но Адаманта, впрочем, устраивало. Он сидел за столом, хаотично постукивая по нему пальцами. Хотелось выть от собственного бездействия. От собственной несдержанности. От, черт побери, светлой тупости.
Граненый стакан, стоявший у самого края, полетел в стену. Лу, который в это время копался в холодильнике, испуганно вздрогнул. Кончики ушей навострились, но ничего больше не последовало. Хозяин замер. Казалось, что он даже не дышал. Хотя, если приглядеться, то грудь, которую услужливо открывал халат, изредка вздымалась. Обычно после такого демон либо уходил в себя, либо начинал громить все вокруг, поэтому Лу ждал, с опаской поглядывая в заледеневшую желтизну.
- Осталось что-то? - от неожиданности котенок чуть не подпрыгнул, а затем, осознав реальность, непонимающе повел хвостом.
- От еды, что он приносил... Что-нибудь осталось? - повторил Адамант, все еще не сводя своего внимания с пустоты перед собой.
- Но ведь это пюре с соусом... Вы такое не едите...
Адамант вновь замолк. И прав ведь, не ест. Не любит. Жизнь его другая, без этой человеческой пищи, заботливо уложенной в тонкие пластмассовые коробочки. Без этих шуток, без этого раздражающего смеха, без...
Интересно, а когда именно ты понимаешь, что кто-то тебе действительно нужен? Что не получается вот так просто взять и вычеркнуть из памяти? Когда он начинает тебе сниться? Или каждая мысль, заблудившаяся в голове, непременно заполнена его именем?
Если так, то у Адаманта была последняя стадия болезни.
Как враг, как друг, как ученик...
А, к черту, как тот, кто делает эту жизнь жизнью — Сона был ему нужен. Необходим. Больше чем воздух, пропитанный кровавым запалом, больше чем рукоять меча, больше чем безудержный секс с разорванной кожей спины. Больше, чем он сам мог себе вообразить.
«Это зависимость», - послышался чужой голос в голове.
«Знаю, — так же мысленно ответил Адамант, стараясь быть как можно более непроницаемым, — но так уж вышло»
«Осторожно, — молодая девушка выдержала паузу, — тебе стоит его убить. Это инстинкты — тьма тянется к свету, а свет тянется к тьме. Единственный способ успокоиться — порешить».
«Хм...»
«Я волнуюсь за тебя, Ад. Ты не настолько слаб, чтобы тебя лелеял свет. Ты способен на многое. И маленький ангел-недоучка тебе уж точно не помеха. Так убьешь?» - она не давила, не заставляла. Говорила спокойно. Говорила как есть. Совершенно не нуждаясь в искренности со стороны собеседника.
«Не волнуйся, Рейра, я с этим справлюсь. Унижу, затопчу, убью — все, что угодно, если это вновь сделает мои мысли прежними. Но сейчас сгинь».
Обладательница голоса подчинилась. В голове вновь воцарилось молчание. Адамант вздохнул, наконец обращая внимание на завороженного Лу.
- Ем. Сегодня, я думаю, можно сделать исключение из собственных правил.


@темы: Яой, Рейтинг NC-17, Бесконечность

Комментарии
2011-03-08 в 14:59 

Richard Lockart
Но, как завещал покойный Чарли, в наших снах летят его драконы
отредактируйте тег море)

2011-03-08 в 15:01 

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
Richard Lockart Как быстро все пишут О_О
Я даже не успела сама исправить -_-

2011-03-09 в 09:59 

[Alpha Centauri]
"-... умираю.., о боже, я УМИРаю...!"-Кхм, кхм.. нельзя ли побыстрее?!" (с)
_Лисенок_ Аааааааа! Божественно! Пишите дальше!:) Я в восторге!:))))))))))))))))))) :hlop: :hlop: :hlop:

2011-03-09 в 16:32 

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
[Alpha Centauri] Спасибо за такую высокую оценку!
Мне очень приятно :3

2011-03-09 в 17:05 

[Alpha Centauri]
"-... умираю.., о боже, я УМИРаю...!"-Кхм, кхм.. нельзя ли побыстрее?!" (с)
_Лисенок_ P.S: Я тут пыталась фанартить ваших персов.... пока ничего путного не выходит:) но я буду стараться! Если получится - покажу вам сие творение:) :shy:

2011-03-09 в 17:12 

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
[Alpha Centauri] ООООО
ЭТО ТАК ПРИЯТНО *О*
Черт... хочу увидеть... Это
черт
не описать, на сколько здорово, когда вот так вот рисуют твоих героев **

2011-03-09 в 17:16 

[Alpha Centauri]
"-... умираю.., о боже, я УМИРаю...!"-Кхм, кхм.. нельзя ли побыстрее?!" (с)
_Лисенок_ А мне как приятно, когда твоё творчество желают видеть:)))))))))))))))))))))))))))))))
Я правда постараюсь!:) Только мне нужно будет ещё тщательнее перечитать все главы, что бы вникнуть в детали образов... ну там, цвет глаз, одежды и всё такое....:))))))))

2011-03-09 в 19:31 

Haru.Oro
И все же нет никакого рая... На краю земли вообще ничего нет...
[Alpha Centauri] Буду ждать *О*
Блин...
я сейчас похожа на маленькую девочку, которой пообещали мороженное... а я его ух как люблю х3

   

Фанфики.ру. Сообщество фанфиков

главная