Allena_Ori
Жизнь - это только начало конца...
Автор: Allena Ori
Фендом: ориджинал
Пейринг: Хибари/Кей
Рейтинг: NC-17
Жанр: повседневность, школьная жизнь
Предупреждения: Slash, яой, ненормативная лексика
Статус: в процессе
Дисклаймер: Allena Ori © все права на героев и сюжетную линию принадлежат автору
Саммари: С момента, как Хибари и Кей вместе вошли в квартиру Сатаны, прошло 1.5 года.
Их жизнь - "невзрачная", но никогда не нужно забывать о врагах, которые, как шакалы, пасут тебя каждую секунду...

Глава 11

Мишитсу вывел меня из «камеры» и посадил в черный автомобиль. Я жмурился то от боли, что не проявляла желания меня покидать, то ли от заходящего солнца, что своими лучами резало мне глаза. Я несколько суток не видел дневного света, а потому органы зрения отказывались привыкать к такой обстановке. Проходя по пустынной дороге. Я понял. Что меня держали в подземельях старшей школы Рюджи. Я давно знал, что Рюджи построили над потайными складами, которые представляли собой небольшой подземный город с многочисленными тупиками и потайными ходами. Теперь же эти склада играли роль школьного подвала, хотя некоторые личности использовали старые сооружения для других целей.
Я пребывал в размышлениях, когда машина становилась. Заднюю дверь открыли, и я увидел расплывчатую фигуру в белом.
- Рен-кун, мог с ним и мягче обращаться, - ленивым голосом произнес незнакомец, вытаскивая меня из салона. Я подчинялся, как кукла из-за того, что не мог двигаться. Разум был окутан пеленой усталости. Глаза не фокусировались, и я видел окружающий мир расплывчатым. Все звуки были приглушенными и в голове отдавались эхом, словно я находился в пещере.
- Какая разница? Просто сделай все необходимое.
- Знаю, знаю. Через два часа он будет свободен.
Больше я ничего не слышал, так как погрузился в долгожданное беспамятство.

***
- Слушаю.
- Хибари, это я.
- Шики, есть информация? – Асакура отбросил влажное полотенце, которым только что вытирал голову.
- Его держат в «Тет-хаусе». Внутри людей примерно сорок, снаружи около двух тысяч. Сам знаешь, что там несколько корпусов общежитий полностью его, - сообщил ему парень.
- Считай у нас под носом, – прикусив нижнюю губу, произнес Хибари. – Еще что?
- Я приведу людей триста-триста пятьдесят. Но каждый из них стоит сотни тех опарышей, что под командованием Мишитсу.
- Хотелось бы. С моей стороны будет восемьдесят ребят из «Аврор».
- Хибари, ты что-то скрываешь? – голос Шики стал глуше.
- Нет, - Асакура сделал паузу, переводя дыхание. – Минут двадцать назад я получил новый диск.
- И что там?! Как Кей?! – проорал в трубку подросток.
Сатана молчал, разглядывая стену.
- Сука! Чего молчишь?! Как Оуяма я тебя спрашиваю?!
- Он… я виноват…
- Чего ты мямлишь?
- Он лишился своей правой руки, - голос Хибари дрогнул.
- Подожди, - парень замолчал, - хочешь сказать, что они…
- Да. Они сломали ему руку, и в этом моя вина. Не знаю. Сможет ли он простить меня или нет.
- И что теперь? Немедленно выдвигаемся?
- Нет, будем действовать по плану. Нет необходимости поднимать парней.
- Хибари, завтра расскажешь мне все, просто сейчас я не могу осознать то, что ты только что сообщил.
- Знаю, у самого такая же ситуация. Ладно, до завтра.
- До встречи.
Хибари положил сотовый на стол и сел в кресло. Достав сигарету из черной пачки, он прикурил. Едкий дым обжег горло и проник в легкие, заставляя дрожь пробежать по всему телу. Красный огонек стал единственным источником света в комнате, что погрязла в темноте. В красном свете лицо Сатаны стало еще более утонченным и заостренным. Нагнувшись, он взял в руку влажное полотенце и накрыл им верхнюю часть лица. Откинув голову назад, он расслабился. Теплота от дыма заполняла его изнутри. Мысли медленно приходили в норму.
«Кей… прости меня, что не успел вовремя придти за тобой. Я… ты дорог мне, и поэтому я постараюсь вернуть тебя»
Сигарета во рту продолжала дымить, окрашивая небольшое пространство вокруг себя в оранжево-алый цвет.

***

- Парень, не повезло тебе, - качая головой и рассматривая рентгеновский снимок моего плеча, произнес медик. – У тебя кость разломана, как бревно. А сколько «щепок» вокруг!
- Черт, – выругался я, слезая с кушетки.
- Я не думаю, что ты сможешь вернуться к спорту, - он посмотрел на меня поверх своих прямоугольных очков.
- Есть хотя бы одна хорошая новость? – спросил я его, не надеясь на положительный ответ.
- Операция не потребуется. Я наложу тебе гипс. Ко мне придешь через полтора месяца, - он отложил снимок в сторону. – Не скажешь, что произошло между тобой и Реном?
- Не твоего ума дело. Наложи гипс, и я свалю отсюда, - я вновь начал «возрождаться». Чувства вновь обострились, наполнившись красками, мысли прояснились.
- Какой у нас язык острый, - с улыбкой произнес врач, доставая упаковки гипса. – Напоминаешь ты мне одного парня. Он такой же, как и ты. Огрызается и лезет в драки вечно. Хотел бы я его увидеть, но, увы…
- Срать мне на твои воспоминания, - я поднял на него гневный взгляд, - делай свою работу.
Он оглядел меня, что-то проговорил и принялся за наложение гипса. Я стиснул зубы, чтобы не стонать в голос, когда он начал «собирать» мою раздробленную кость.
Через несколько минут, что показались мне вечностью, он закончил. Рука была полностью «запечатана», и я мог шевелить только пальцами, и то легкая боль отдавалась по всей моей несчастной конечности.
- Пизда…. Лучше сдохнуть, - горько произнес я, смотря на белый «кулек».
- Не расстраивайся, парень. Кость срастется, будет как новая, - он тепло улыбнулся.
Надев повязку на гипс, я направился к выходу из кабинета. Когда я стоял в дверном проеме, молодой врач окликнул меня:
- И все же, что они в тебе находят, несносный, самоуверенный мальчишка? От тебя же одни неприятности! – он, скрестив руки на груди, смотрел мне в глаза.
-О чем ты? – прошипел я.
- Да так. Поправляйся.
Ничего не ответив, я вышел из кабинета и направился на улицу.
«И что теперь делать? Мишитсу я больше не нужен, ведь играть я больше не могу…»
Холодный ветер ударил в лицо. Я увидел Черного дракона, что стоял, опираясь о капот иномарки и затягиваясь сигаретой. Я плюнул на темный асфальт и, перейдя через узкую дорогу, подошел к нему.
- Сожалею.
- Ни слова больше, Мишитсу. Я знаю порядки. У самого такие, - мой голос был сухим и вкрадчивым. Я потянулся здоровой рукой к его сигарете, что он небрежно держал в руке. Выхватив ее, я сделал глубокую затяжку. Дым был горьким и терпким, но чувствовалась в нем некая экзотическая нотка, а это означало, что это был не табак, а легкая травка.
- Что теперь? Отведешь меня обратно в «Тет-хаус» или отпустишь домой, как нормальный человек? – сладостная дрожь вытесняла боль.
- Я не могу отпустить тебя на волю, Король. Ты же не мальчик – должен все сам понимать, - он пожал плечами, беря косяк из моих пальцев. – Но… я отвезу тебя в корпус. Там у меня есть личная комната, - плотный дым вырвался из го рта.
- Валяй. Мне все равно.

Я вновь оказался на ненавистной мне территории старшей школы Рюджи. Время давно перевалило за полночь, а потому все ученики находились в своих кроватях и видели восьмые сны. Фонари тускло светили, озаряя небольшой клочок местности в грязно-желтый цвет. Мы с Реном шли недалеко друг от друга. Наркотик проникал в мою кровь, отчего я чувствовал себя намного лучше.
«Все в жопу. Мне уже терять нечего. О спорте можно забыть, а парни… что я творю?! Они же сдохнут без меня… нет, это я сдохну без них! – поток бессвязных мыслей прекратился, и я немного протрезвел от последних слов моего внутреннего голоса».
- Мишитсу, что ты творишь? – выплыв из омута наркотиков, спросил я парня, что гладил меня по бокам.
- Ничего особенного, - лениво проговорил он, целуя мою грудь.
Я зажмурился и потряс головой, выгоняя из сознания паршивые мысли. Открыв глаза, я смог сфокусировать зрение, но увиденная мной картина поразила меня.
Я абсолютно голый лежал на кровати, а Мишитсу в таком же облачении нависал надо мной. Его возбужденный член упирался мне в бедро, в то время как мой собственный ноющий от желания орган был зажат между нашими животами.

Глава 12

Его язык очерчивал мои ключицы, заставляя тянущее чувство внизу живота нарастать. Я попытался оттолкнуть главу Рюджи от себя, но эта попытка не обвенчалась успехом. В физическом плане я уступал ему сейчас по нескольким позициям, да и душевное равновесие было полностью дестабилизировано наркотиками, количество которых, что я принял, переступало через десяток.
- Кей, мы же с тобой договорились, - устало произнес парень, нависая надо мной и прижимая мою здоровую руку к простыне.
- О чем договорились. – Напряженно спросил я, смотря ему в глаза.
- О том, что этой ночью забудем обо всем и просто снимем стресс.
- Что ты бормочешь, мразь? – я замолчал. В голове начали проноситься картины воспоминаний.
Вот мы с ним зашли в комнату,… вот сидим и что-то пьем и курим,… здесь мы о чем-то разговариваем,… следующее воспоминание поразило меня сильнее предыдущих. Я, сидя на полу, плачу, а он обнимает меня за плечи и успокаивает, покачивая на руках, как маленького ребенка. Знакомые чувства боли, стыда, горечи и отчаяния нахлынули на меня новой разрушающей волной. В эту секунду я почувствовал себя самым жалким человеком, у которого ничего и никого не осталось. Мрак принялся окутывать меня изнутри, сжимая и выворачивая внутренности. Меня затрясло. Я зажмурился и прикусил нижнюю губу, чтобы не застонать в голос.
- Боже, Кей, успокойся, - Рен невесомо поцеловал меня в висок, прижимая к себе. – Все позади.
- Заткнись, - прохрипел я.
Возникло страстное желание отбросить его от себя и размазать по стене, но вместо этого, я сам того не ведая, обнял его левой рукой за шею и притянул к себе.
- Я… он… что теперь? Урод, если бы не ты… - злость просачивалась сквозь мои недра, и я со всей имеющейся силой сжал его волосы.
- Знаю, - простонав от боли, произнес он, прижимаясь губами к моему лбу. – Оуяма, это наркотики. Скоро…
- Захлопнись. Я знаю, что это такое, - отчаянно прошептал я и вновь прикусил нижнюю губу.
- Король, ты все вспомнил?
- Угадал.
- Что ж… это к лучшему, - он покачал головой, после чего слез с меня. – Прости, что так все вышло.
Я, тяжело дыша, смотрел на темноволосого парня, что сидел ко мне спиной.
- Даже не будешь пытаться трахнуть меня?- усмехнувшись, спросил я.
- Нет. Ты же против, а я… не хочу причинить тебе еще больше боли, - проговорил он, повернувшись ко мне лицом. – Ты сильный человек, который не заслуживает такой участи.
- Не думай, что я буду благодарить тебя, - с вызовом проговорил я, стараясь вернуть себе самообладание, но получалось плохо. Голос дрожал, выдавая мое состояние.
- Знаю, - задумчиво произнес он, беря свой халат со стула.
Я наблюдал за его действиями, скрывая под простыней свое возбуждение, которое сходило на «нет».
- Оуяма, не смей сбегать. Мои парни предупреждены о том, что ты у нас сука непредсказуемая и можешь предпринять что угодно, - он улыбнулся, открывая дверь, отделанную декоративным деревом.
- Иди же, не маячь перед глазами – не самый приятный вид. – Оскалился я в своем обычном «виде».
- Паразит никчемный.
- Сука.
Я откинулся на подушки и закрыл глаза, вслушиваясь в тишину здания. Из ванной комнаты, куда зашел Мишитсу, до меня донесся звук льющейся воды.
«Дрочила несчастный» - усмехнувшись, подумал я. Через несколько минут сквозь занавес шумящей воды я услышал протяжный стон наслаждения. Подсознание сразу бросило мне несколько картин эротического плана: Черный дракон сжимает свою плоть, делает резкое движение и, выгибаясь дугой, кончает. Капли вязкой спермы смешиваются с потоками воды и исчезают в ней.
«Кей Оуяма, о чем ты думаешь?!» - обратился я сам к себе, взывая к здравому смыслу.
Я натянул трусы, когда Рен подошел ко мне сзади и обнял, притягивая к себе. Я сделал попытку ударить его ногой, но он ловко увернулся.
- Хорош брыкаться, - спокойно произнес он. – Пошли спать. Кровати второй нет, так что придется делить ту, что есть.
Он приобнял меня за талию и развернул к двуспальной кровати. Я, почувствовав тепло чужого тела и заботу, исходящую от него, улыбнулся уголками губ.
- Я лягу с этой стороны? – поинтересовался я у хозяина комнаты, указывая на ближнюю к нам половину кровати.
- Конечно. Все лучшее для наших гостей.
Мы легли под одно одеяло, что сохраняло в своих глубинах тепло наших тел. Мишитсу обнял меня за талию и прижался грудью к моей спине. Я закрыл глаза и отдался теплу, что сейчас было необходимо мне.
«Хибари… ты бы вряд ли так повел себя рядом со мной в такой момент. Уверен, максимум, на что ты способен – это наорать и избить. Ты бы врезал мне несколько раз за мою слабость,… но ты никогда не обнял бы меня, тем более не успокоил, а он… - на этой мысли я приподнялся и лег на плечо Рена, прижимаясь к нему еще теснее. – А он, не смотря на то, что является моим врагом, смог стать тем, кто удержал меня в этом мире. Если бы не он, кто знает, что со мной стало? Я не виню его за сломанную руку – он действовал согласно кодексу «6 рук», что распространен на нашем острове, но ты не слышал о нем. Какая сейчас разница?! Ты… я надеялся, что за эти пять дней ты придешь за мной, по крайне мере что-то предпримешь, но я ошибся. Видимо, для тебя я был жалкой подстилкой, которую ты трахал в любой подходящий для тебя момент, – на глазах выступили слезы горечи и обиды от того, что я чувствовал себя брошенным человеком, которого любил.
Видимо, Черный дракон почувствовал мою дрожь, пробегающую по всему моему телу, потому он погладил меня по животу, зарылся носом в волосы на макушке и прошептал, целуя кожу на голове:
- Тише. Тебе нужно поспать, Кей.
В нежных объятиях своего бывшего врага я заснул.

Я не знаю, сколько мы так пролежали. Нас разбудил бешеный стук в дверь и крик в коридоре.
- Рен-сама! Рен-сама! Откройте!
Мишитсу сорвался с места и в несколько шагов оказался рядом с входной дверью. Открыв ее, он сделал шаг назад, пропуская в комнату своего подчиненного.
- Рен-сама, прошу прощения, но… на нас напали, - восстанавливая дыхание, проговорил вошедший, как скороговорку.
- Кто?
- Похоже, что «Тагайно», но многие из «Умертвляющих» говорят, что это вообще не местные. Но суть одна: все они пришли за Оуямой. Человек триста не меньше.
- Спасибо. Теперь иди и сообщи эту информацию всем «Высшим умертвляющим», - стальным голосом произнес Мишитсу.
- Есть! – парень выбежал из комнаты, оставляя меня с Реном наедине.
- Оуяма, за тобой пришли, - грустно произнес он.
- Понял уже. Уходишь?
- А ты не хочешь этого? – одна бровь приподнялась в красивой дуге.
- Не знаю, - честно ответил я.
Он промолчал. Полостью одевшись, Рен подошел ко мне и произнес:
- Спасибо за все, Оуяма.
- Ага, - я приподнялся на локте и прижался своими губами к его, вовлекая в долгий поцелуй. Черный дракон отстранился на мгновение, улыбнулся и прижался ко мне снова.
Поцелуй вышел тянущимся и нежным. Мы наслаждались им и близостью друг друга.
- Прощай. И знай, как только мы окажемся вместе по ту сторону двери, мы вновь станем врагами.
- Удивил, собака такая, - я усмехнулся, прижимаясь щекой к его теплой ладони.
- Да уж… До встречи, Король.
- Прощай, Дракон.

Глава 13

Утром следующего дня, после звонка, Хибари встретился с Шики. Сатана был одет в одежду черного цвета. Она подчеркивала его фигуру и была не маркой, а грязи предвещалось много.
Перед тем, как выйти из дома, он сделал единственный звонок.
- Игрок, я отправился за Королем.
Выйдя из дома и зайдя в «Визжащий» тупик, он увидел огромное столпотворение подростков на байках. Все они были облачены в белые куртки, что казались яркими пятнами на мрачной местности. Во главе этой шайки стоял блондин с длинными волосами. Три разноцветных пряди выбились из высокого конского хвоста и развивались на ветру. Выплюнув зубочистку на землю и подойдя к Асакуре, он поприветствовал его:
- Сатана, все, кого мы хотели взять, здесь. Залезай. По пути все мне расскажешь.
- Не смей мне указывать, тварь, - ощетинился Хибари, залезая на мотоцикл позади Мьяно.
Ветер беспощадно бил в лицо, подхлестывая адреналин в крови. Асакура рассказал своему союзнику все, что произошло. Тот не стал обвинять его, но матом обложил не хило. Сатана же в ответ оскалился и сильнее нужного сжал руки на боках блондина, заставляя ребра хрустнуть, а парня что-то простонать.

Когда они заезжали на территорию школы Рюджи, то они будто погрузились в другое измерение. Высокие деревья с пышными кронами, совершенно нехарактерные для этой местности, простирались по всей площади, не позволяя солнцу проникать внутрь этого ада. Лишь некоторые лучи могли добраться до ровного асфальта. Орава Мьяно не орала, проезжая по ненавистным местам. Каждый из них знал, на что шел.
Кодекс гласил: «ни одна из сторон не имеет права переступать границу «владений» без разрешения хозяина этой территории. Пересечение границы без разрешения равнялся объявлению войны. Люди из других кланов, которые стоят на стороне зашедших приравнивались к их союзникам и так же становились участниками бойни».
Когда парни в белых куртках сошли на землю, Хибари увидел у каждого в руках оружие. Плетки, нунчаки, бейсбольные биты, цепи и прочее. Это зрелище заставляло кровь в жилах носиться с бешеной скоростью. Асакура облизнулся, представляя, как его руки покроются горькой кровью врагов.
- Вот и они, Хибари, - надевая темные очки, проговорил Шики.
Перед тем, как матовое стекло скрыло синие глаза подростка, Хибари увидел в них азартные огни, желающие животной дикости.
- Не хочется марать руки о такой сброд, но выхода нет, - губы Хибари растянулись в улыбке маньяка. – Мишитсу и Гаро оставь на меня. Хочу утроить им «райские ласки» на девятом кругу ада.
- Ага, - утонченные губы Шики расплылись в такой же улыбке.
Они переглянулись и одновременно одели себе на руки кастеты. Сталь на чуть дрожащих от предвкушения руках блестела в свете фар мотоциклов.
Напротив «пришедших» стояли члены семьи «Рюджи». Все они были облачены в темно-фиолетовые тона, чем подтверждали свое причастие к Черному дракону. Каждая пара глаз светилась огнем ненависти и злобы.
- Задрали смотреть, - прошипел Сатана, сжимая кулаки и делая шаг вперед.
Следом за ним в бой ступил каждый из присутствующих на этой территории людей.

***
Я натянул на себя приготовленные заранее Мишитсу джинсы. С улицы раздавались крики и звуки ударов. Больное воображение моментально подкинуло мне изображения бойни. От этого возбуждение пронеслось по моему телу, заставляя руки дрожать и приятно ныть от нетерпения и страстного желания пустить их в бой. Я сделал глубокий вдох, успокаивая лихорадящее сердце.
На спинке стула висел удлиненный пиджак Рена. Я схватил его и накинул себе на плечи перед тем, как навсегда покинуть эту комнату. Не успел я дойти до конца коридора, как навстречу мне вышел парень. Он накинулся на меня с кулаками, но я с легкостью ушел от его жалких ударов. Одним ловким ударом ноги я припечатал его к стене. Подросток взвизгнул и осел на пол. Адреналин вдарил мне в голову, и я, усмехнувшись, пошел дальше.
Выйдя на улицу, шум на которой терзал слух, я остановился. Прикрыв глаза, я сделал глубокий вдох. Запах свежей крови и боли заполнил меня изнутри, заставляя здравые мысли отступить на задний план. Я пошел по узкой дороге к главным воротам.
Набегающих отбросов я отбрасывал либо ударом левой руки, либо ударами ног.
Одного паренька, правда, я запомнил. Взгляд его был невинным, но техника боя была прекрасна, он смог выстоять дюжину моих ударов. Когда я ударил его по лицу, то кровь темными потоками потекла из его рта и носа. Он судорожно прижал руку к лицу, и его белесая кожа окрасилась в темно-красный. Я скучающе осмотрел его и добил ногой. Глаза парня закатились, и он обмяк, падая на землю.
Подолы пиджака развивались, подхваченные потоками ветра. Крики подростков, что метелили друг друга, аромат их «соков» радовал меня. Я шел и улыбался, наслаждаясь окружающей меня бойней.
А мысль о том, что все это произошло из-за меня, заставляла меня носиться в облаках.

***

Руки были по локоть в теплой, липкой крови, которая крупным каплями падала с пальцев на асфальт. Парни из Рюджи валились под ногами Хибари, измазанные в собственной крови и дорожной грязи. Порез на животе нещадно саднил, но азарт заставлял не обращать на это внимание. Глаза искали цель среди бесконечных тел.
Асакура остановился отдышаться, но впереди услышал знакомый высокомерный голос.
- Вот и мясо подоспело. Воняет за километр, - наклонив голову вправо, словно тряпичная кукла, у которой оборвали нитку, и широко улыбнувшись, произнес Сатана. Он двинулся вперед, не обращая внимания на окружающий мир.
Черный дракон забивал каких-то парней, чьи куртки давно пропитались кровью не только собственной, но и кровью своих соперников. Мишитсу улыбался, облизывая измазанные алой жидкостью губы.
Отбросив в сторону безмолвные тела, он выпрямился и посмотрел вперед.
Глаза двух демонов встретились и запылали новыми огнями ненависти.
- Как же я ждал тебя, чертов Сатана. Жаль, Кей не увидит твоей смерти! – произнес Рен, стараясь заглушить своим жестким голосом шум боя.
- Тварь несчастная. Молись о быстрой смерти!
Они занесли кулаки для ударов. Хибари попал в солнечное сплетение, а Рен - в печень. Оба парня сжали зубы и зашипели, прожигая друг друга яростными взглядами. Они сплелись в танце смерти, как две змеи в своем гнезде. Тело принимало удары и отзывалось легкой волной боли, но та в считанные секунды исчезала.
Мишитсу ушел от прямого удара в голову и с разворота ударил ногой в живот противника. Асакура застыл в немом крике. Схватившись за живот, он упал на колени. Рот наполнился вязкой жидкостью, запах которой вызывал тошноту. Он сплюнул кровь на дорогу и поднял голову. Глава Рюджи усмехался, потирая руки:
- Сатана, вставай. Твой Оуяма держался намного лучше!
Услышав имя своего любовника, Хибари поднялся на ноги.
Адреналин разлился по телу, застилая разум. Пелена затмила глаза, а боль сошла на «нет», оставляя после себя приятную слабость.
- Не смей произносить его имя, гнида! – крикнул Сатана и набросился на подростка с новым порывом.
Сила ударов возросла в несколько раз. Ненависть и гнев затмили разум, погружая его в алую пучину. Рен шипел, стиснув зубы, и стонал он невыносимой боли, когда кулак Хибари, украшенный металлической пластиной, погружался в его тело. Каждый удар отзывался жгучей болью по всему телу, отчего перед глазами проносились белые, черные и синие точки. Кровь шла носом и горлом.
- Прекрасный вид, - усмехаясь, произнес Асакура. – А теперь ты сдохнешь!
Он занес руку для удара, но внезапно что-то сильное отбросило его в сторону. Челюсть свело, а кожа онемела, отдаваясь щиплющей болью. Сознание мигом протрезвело. Асакура ощупал место удара и поднял взгляд. Рен лежал на земле в нескольких метрах от него, держась за грудь и сплевывая кровь на траву, а между ними стоял человек. Его лицо было знакомым и родным, отчего на душе становилось больно и печально.
Кей Оуяма возвышался над своим любовником. На его серьезном лице была полоса запекшейся крови. Права рука была «замурована» в гипсе и подвешена на шее. На груди и животе были остатки побоев пятидневной давности, которые скрывали разводы чужой крови.
Но не это вызвало удивление и непонимание, и даже не удар, что пришелся от сильнейшего человека в Тагайно. А то, что этот человек защитил Черного дракона. А развивающийся на его плечах в потоках порывистого ветра форменный пиджак Рюджи, золотые линии на котором поблескивали в белом свете фар, лишь подогревал эти чувства.
- Не смей к нему прикасаться, Хибари, - стальным голосом произнес Кей, смотря на парня сверху вниз.

Глава 14

- Что ты несешь?! Сука, ты хотя бы понимаешь, что творишь?! – злостно спросил Асакура. - Что вообще на тебе напялено?
Он гневно смотрел мне в глаза снизу вверх.
- Понимаю, а потому останавливаю тебя, тварь такую. Ты и никто другой не тронет его, пока я здесь. Мишитсу, конечно, перегнул палку, похитив меня, но в дальнейшем он действовал по правилам.
- А рука? Он тебе руку сломал! – непонимание вкупе с гневом заполняли его тело и душу.
- А по милости кого? – я присел рядом с Сатаной. – Зачем ты поперся к этой шмали? Изувечил ее, хотя она – женщина… искренне любящая женщина, которая готова пойти на все, ради своего младшего брата, - я смотрел ему в глаза, которые сейчас были дикими, как у голодного зверя.
- Да это из-за нее ты здесь! Она сливала информацию, - зло прошипел он, приподнимаясь на локтях.
- Тогда какого хуя я узнаю об этом и о твой «охоте» от него?! – кивком головы указал я на Мишитсу, что, покачиваясь и хрипя, вставал на ноги. – Как долго ты знал о том, что в «Тагайно» есть еще шпион? – тихо, стараясь выровнять голос, задал я вопрос.- Уверен, ты и об их планах многое знал. Сейчас, вспоминая последний вечер в твоей компании, я понимаю, по какому поводу был сделан тебе звонок. – Я смог побороть свое второе «я», теперь голос звучал ровно, хотя вибрации волнения и чего-то еще показывались в нем. – Хибари, - я сделал паузу, - я никому не позволю «вести игру» у себя за спиной на моей территории. Даже тебе, несмотря на то, что я спал с тобой, подставляя зад, да и… причину этого я тебе еще года два назад сообщил в больнице, когда был инцидент с Мьяно, - я неотрывно смотрел в его темные глаза.
Чувство того, что меня предали развивалось и становилось все больше и больше, проникая в ядра всех клеток моего тела.
- Оуяма? – до меня донесся знакомый голос. Я поднял голову и увидел длинноволосого блондина, который тяжело дышал, слизывая запекшуюся кровь с предплечья.
- Кого я вижу, - я удивленно осмотрел человека, который некогда пытался занять мое место. – Шики Мьяно собственной персоной! Не сиделось у себя на помойке, и ты решил навестить нас? Не слишком удачное время ты выбрал. Видишь: взрослые разговаривают, - я усмехнулся и поднялся с корточек.
Отряхнув левой рукой колени, испачканные в дорожной пыли, я выпрямился.
«Да что здесь творится?! – кричал мой внутренний голос. – Какого здесь забыла эта гнида? И почему Хибари смотрит на него с… со спокойствием?»
- Остришь, малышка? – огрызнулся Шики, снимая заляпанные липкой жидкостью очки.
- Не зарывайся, иначе повезут тебя в морг прямиком отсюда.
Я смотрел на окружающих меня людей и не мог понять того, что здесь происходит.
- Кей, так и быть. Я забуду твои слова, основываясь на том, что ты сказал это, пребывая в аффекте, вызванным шоком и наркотиками, - железным голосом произнес Асакура, поднимаясь и делая несколько шагов назад к Мьяно.
- Да пошел ты, - выплюнул я ему в лицо.
Его глаза зло прищурились, а пальцы сжались. Увидев это состояние, блондин положил ему руку на плечо и, опустив голову, помотал ею из стороны в сторону.
- Не нужно, Хибари. Он не понимает, что творит, - тихо произнес он.
- Шики… не прикасайся ко мне, иначе все закончится плохо, - сквозь зубы прошептал Асакура, но руку парня с себя не сбросил.
«Хибари, он… прикоснулся к тебе и назвал просто по имени, как только мне было позволено,… что здесь происходит, мать вашу?! Почему ты позволяешь ему касаться себя? Почему молча не развернулся и не начал избивать его, как это ты делал в тот раз? Почему ты спокойно стоишь рядом с ним? Почему, в конце концов, произнося его имя, ты прикрываешь глаза, в которых плещутся огни умиротворения и надежды, и на мгновение расслабляешься?!»
- А ты зря времени не терял, Сатана, - я зло усмехнулся и закрыл глаза.
- Что ты…? – он не успел задать вопрос из-за того, что я перебил его вопросом, обращенным к блондину.
- Мьяно, сколько здесь твоих людей?
- Триста тринадцать, - спокойно ответил он, смотря на меня голубыми глазами, в которых виднелся букет разнообразных чувств.
- Значит остальные – это мои парни, да? – серьезно спросил я, обращаясь то ли к Мьяно, то ли к Асакуре.
- Да, здесь два отряда «Аврор» и еще тридцать шесть человек, - ответил Хибари, прожигая взглядом Черного дракона, что стоял позади меня и наблюдал за нами.
- Чудно. Мало того, что ты сошелся с этим сученышем, которого я ненавижу, вел «игру» за моей спиной, так ты еще и притащил сюда моих людей просто так…
Я почувствовал, что организм начал сопротивляться реальности. Видимо, подсознание решило, что мой разум не сможет пережить такого стресса, а потому дал телу команду «отключаться». Голова стала мутной и начала кружиться.
Подростки стояли, смотря на меня, и молчали, ожидая моей дальнейшей реакции.
- Бойня окончена! Я забираю своих ребят и ухожу отсюда, - твердо произнес я, разворачиваясь к Рену. – Дракон, ты согласен?
- Полностью, Король. Вернешься, напомни парням «15ю». Хотя, уверен, что они ее знают, - он слабо улыбнулся уголками избитых губ. – Я сделаю так же. Что делать с этим? – он взглядом указал на блондина, что высокомерно изучал нас.
- Он твой. Я с ним ничего не заключал, так что… - я плотоядно усмехнулся.
- Ясно. Прощай. До встречи на турнире.
- До встречи.
Я развернулся и пошел прочь от этого пятачка. Проходя мимо Шики и Хибари, я заметил их отрешенные взгляды.

По дороге, пропитанной кровью, слюной и потом многочисленных тел, я шел, улыбаясь своему жалкому положению. «Авроры» подбегали ко мне и что-то говорили. Я не помню, что отвечал им, но они убегали и что-то передавали другим нашим парням.
Когда я оказался на своей территории в окружении своей «семьи», я быстро напомнил им о «15ой». Избитые подростки молча кивали в ответ моим усталым словам, понимая важность моих слов.
Организм с каждой секундой «вырубался». Сил на то, чтобы осмыслить все то, что произошло, не осталось.
Когда я зашел в школу и на ватных ногах, скрываясь ото всех, прошел в кабинет, где располагался волейбольный клуб, то в считанное мгновение ко мне подбежал Саске.
- Слава богу, Кей, ты жив. Все хорошо. Ты дома, - он уложил меня на диван.
Глаза слипались, а единственная рука превратилась в мертвый кусок плоти.
- Как вы? Есть проблемы? – на автомате поинтересовался я у Игрока.
- Дурень! – по-доброму воскликнул он. – О себе беспокойся. Я присмотрел за Тагайно. Все хорошо, а теперь – спи. Все расскажешь потом.
- Спасибо, - тихо поблагодарил я его.
Силы покинули меня, и я провалился в сладостную бездну мрака. Последней мыслью было: «Где Хибари? Что теперь станет? Как там Рен?»

Глава 15

Проснувшись, я ощутил ужасающую боль, которая сковывала меня всего. Внутренние органы были словно обожжены, голова разламывалась на куски. Я открыл глаза, но яркий свет от лампы резанул по ним, будто нож по маслу. В голове пронеслись картины воспоминаний, в уголках глаз начали появляться соленые капли.
- Кей, ты очнулся. Как ты? – заботливо спросил меня мой друг, беря в свои руки мое левое запястье.
Прочистив горло, я ответил:
- Бывало лучше, Саске. Как наши? Ты им сообщил? – я понемногу начал привыкать к свету.
- Не волнуйся. Слух о том, что наш любимый Король вернулся, обошел всех и вся, - он улыбнулся, в его глазах я увидел печаль и сожаление.
- Саске, не смей что-либо говорить о моей руке. Я здесь и уже хорошо, - я попытался его успокоить. – С сегодняшнего дня ты капитан команды. Я помогу словами, ну и тумаками… - я осекся.
- Ты чего? – видимо, моя неожиданная пауза заставила моего заместителя заволноваться.
- Ничего. Просто, я вспомнил события вчерашнего дня.
- Кей, это совершенно другая история. Слух об этой бойне уже обошел весь остров! Она уже вошла в историю. Теперь в наших кругах ее называют « битвой у Священного тиса». Я уже услышал несколько ее вариантов. «Авроры» - поганцы такие – молчат…
- Саске, они под «15ой», - я улыбнулся, представляя, как люди обсуждают эту «войну». – Я расскажу тебе все в малейших подробностях, только скажи, кто придумал такое невинное название? Вряд ли те, кто был там и видел это месиво.
- Не знаю, Король. До меня уже дошло название, которое прочно въелось в головы людей, - он поднялся с колен и подошел к столу, на котором стояли бутылки с водой.
- Будешь? – заботливо поинтересовался он.
- Нет, спасибо.
- Я обработал твои раны, - открывая бутылку и делая жадный глоток, произнес Саске.
- Благодарю тебя.
Я действительно был рад тому, что рядом со мной был такой человек. Наши с ним пути пересеклись лет шесть назад. С тех пор мы с ним лучшие друзья, которые готовы постоять друг за друга. На протяжении всей нашей дружбы между нами не было секретов… хотя о том, что меня трахал Хибари, я молчал, да и позже, когда мы сошлись… Но и эта тайна прожила недолго.

***
- Ты сегодня на редкость нежен, - закусив губу и сильнее вжимаясь спиной в стену, проговорил я.
- Это не нежность, - отстранившись и смотря на меня снизу вверх, отозвался Хибари. – Это тщательности и не более того, - он вновь приблизился и поцеловал головку моего члена.
- Хах… - только смог выдохнуть я, сжимая пальцами его черные пряди волос.
Мой любовник обвел языком головку и вобрал всю плоть полностью.
- Черт. Хибари. Я…
Он не дал мне договорить, хватая за мошонку и оттягивая ее немного. Я застонал и подался навстречу.
- Шлюшка моя, – улыбнувшись, произнес он, отстранившись от меня. – Стонешь, как девка.
На этих словах он вновь заглотил мой эрегированный орган и принялся сосать. Его движения были медленными, заставляющими дрожь расходиться по телу. Я ощущал его теплые, жесткие губы каждым возбужденным нервом. Одной рукой он держал меня за бедро, не позволяя мне двигать ими, а второй – мял мошонку.
Я закрыл глаза и откинул голову назад, облизывая пересохшие губы. Пальцы сжимали его плечи, заставляя ускорить движения.
Хибари отстранился и резко встал. Он прижался ко мне, схватил за края брюки и подтянул их вверх, возвращая на место.
- Ты чего? – непонимающе задал я вопрос. Хватая его за запястья.
- Заткнись, – прошипел он.
Хибари начал застегивать мои брюки; пряжка ремня звякнула. Я затаил дыхание, а он замер, прижимаясь ко мне. В помещении раздался шорох. В гробовой тишине этот звук показался настолько громким, что не услышать его было невозможно.
«Черт. Знал же, что так произойдет» - чертыхнулся я, сильнее сжимая руки своего любовника.
- Тварь. Зашла сюда и встала на колени, – ледяным голосом приказал Хибари незнакомцу.
Дверь приоткрылась, и в ее проеме мы увидели фигуру человека, который застал нас в такой момент. Я молча смотрел на него из-за плеча Асакуры. Хибари, не отпуская из рук мои брюки, стоял, прижимая меня к стене. Он повернул голову и теперь мог искоса смотреть на вошедшего. Тишину разбивали звуки тяжело дыхания.
- Я не намерен повторять дважды, – тем же тоном произнес брюнет.
- А этого и не потребуется, Хибари-сан, - произнес неожиданный гость, имя моего любовника он выделил издевательскими нотками.
- Боже, только не это, - я узнал человека, которому принадлежал этот приятный и родной голос.
- Я предполагал, что что-то не чисто,…но это… - вошедший парень сделал паузу. – Кей, ты меня поражаешь! Всю жизнь мы с тобой говорили о телках, а тут я вечером возвращаюсь в школу и что я вижу? Мой лучший друг стонет, извиваясь в руках парня, - я чувствовал его усмешку, но ощущения того, что он теперь презирает меня не было. – Да и ты, Асакура, хорош. Как долго все это длится?
- Сука, - прошипел мой любовник, резко разворачиваясь.
Я схватил его за плечи, не позволяя наброситься на своего товарища. Я знал, чем это обернется – ничем хорошим для…Хибари.
- Хибари, стой! – сказал я серьезно.
- Какие мы покорные, однако. А так и не скажешь, что этот демон может кого-то слушаться, - улыбнувшись, сказал Саске, включая свет и проходя в класс.
- Ах ты, мусор. Еще слово и будешь жрать свои кишки, слизывая их с пола.
- Боюсь-боюсь…
- Оба замолкли, псы поганые, - прикрикнул я на них. Парни разом затихли. – Полагаю, нам нужно многое обсудить.

***

С тех пор он знает о моем любовнике. На эту тему мы говорили только один раз. Сейчас же мы живем и ведем себя так, как мы это делали до того вечера.
- Саске, а где Асакура? – понизив голос и опустив глаза, спросил я у него.
Он перестал улыбаться. Отведя взгляд и опустив голову, он произнес:
- Не знаю. Я попытался ему дозвониться – сообщить, что ты в безопасности, но он отключил телефон. Вдобавок к этому, я слышал, что он учинил драку в каком-то баре с каким-то парнем в дуэте после «Священного тиса».
- Ясно. Спасибо, - я улыбнулся, скрывая свое разочарование.
- Ладно, Кей. Я же не единственный, кто хочет тебя увидеть, - Саске поднялся на ноги и подошел к двери, за которой слышались голоса и какие-то звуки.
Я непонимающе посмотрел на него. Мой друг широко улыбнулся и распахнул деревянную преграду.
- Король! Кей-сама! Оуяма! – радостные крики донеслись до меня. На пороге кабинета стояли члены спортивных команд и некоторые из «Аврор».
- Парни! – я искренне улыбнулся, приподнимаясь на диване.
Они подбежали ко мне и обняли. Я был безумно счастлив тому, что моя «семья» за меня переживает. Я упивался каждым мгновением, которое проводил с ними.

Спустя несколько часов активного общения со своими парнями, я вновь остался наедине с Саске. Он держал меня за измазанную заживляющими мазями руку, а я рассказывал ему о своем похищении, которое вылилось в резню. Моменты своей близости с Реном Мишитсу я опускал для того, чтобы парень не разочаровался во мне. Саске внимательно слушал меня, изредка кивая головой. Я был благодарен ему за то, что он не влезал в мой рассказ, как любят это делать другие люди.
- Ладно. Кей, нам нужно отсюда уходить.
Возвращаясь из больницы, мы с Мишитсу обговорили историю моего возвращения домой, которая будет включать в себя моменты моих побоев и сломанную руку.
Для домашних меня сбили на дороге. Учителем, отвечающим за этот случай, должна была стать Рюхон Юми. В том, что она согласится на это, я был уверен, так как за этим всем будет стоять Черный дракон. Перед выходом из здания школы в пиджаке, который я одолжил у Мишитсу, я обнаружил свой мобильный. Полазив в телефонной книжке, я обнаружил в ней телефон своего похитителя.
- Рен, какого хуя ты лазил в моем мобильнике? – задал я вопрос, открывая дверь с ноги. – Твоя сестра не против нашей задумки? Сможет подготовить бумаги?
- И тебе здравствуй, Оуяма, - лениво ответил он. - Конечно, хотя она долго сопротивлялась. Как ты?
- Ничего. Жить буду тебе на зло, - улыбнувшись, произнес я.
- Собака такая, ничто тебя не изменит. Ладно. Будет нужна помощь – звони. И помни, что мое предложение в силе.
- Не дождешься, мусор. Ладно, пока.
Ничего не ответив, Черный дракон скинул трубку.

Я дошел до своей квартиры без приключений. Занеся руку и сделав несколько звонков в дверь, я прислушался - шагов с другой стороны не послышалось.
«Где они, мать их?» – прошипел я, нажимая на черную кнопку.
Спустя десять минут тишины, я спустился ниже по лестнице. На полу возле окна стояла ваза, цветы в которой не появлялись года четыре. Наклонившись к полу, я увидел трещину возле ее основания. Я пристукнул по очерченному куску керамики, и он выпал из всей конструкции. С другой стороны к этому небольшому кусочку был прикреплен ключ от нашей квартиры.
Родной дом встретил меня тишиной и прохладой. Первым делом я пошел на кухню и налил себе стакан холодной воды. Жидкость приятно охладила внутренности, заставляя приятную дрожь проявить себя на несколько мгновений. На холодильнике висела записка.
«Дорогая. Мы с папой вынуждены были уехать в командировку. Я договорилась с мисс Аянами о том, что ты можешь пожить у них, пока мы не приедем. Не скучай, мы вернемся через три дня. В холодильнике я оставила тебе обед. Хорошо проведи время с Лили. Целуем, твои Мама и Папа»
- Тоже неплохой расклад, - я улыбнулся. – Теперь я могу побыть в одиночестве.
Целый час я провел в теплой ванне, смывая с себя грязь и кровь. Синяки на теле практически зажили, правая рука перестала ныть. Выйдя из ванной, я завалился на кровать. На часах было десять вечера. Только я закрыл глаза, как в дверь постучали.
- Убью тварь. – Произнес я, лениво вставая и плетясь к двери.
Я со злостью пнул дверь, и она отворилась.
Передо мной стоял человек с кровавыми разводами и бешеными глазами. Его дыхание было прерывистым и тяжелым. Взгляд был затуманен алкоголем, которое он принял в неимоверных количествах. Я стоял перед ним, как вкопанный. Такого я его еще не видел. Сейчас он был сущим Демоном, которого невозможно остановить.
- Хибари…

Глава 16

- Хибари…
- А ты ждала какого-то клиента, шлюха? – прошипел он, усмехаясь Его привычный низкий, бархатный голос теперь был наполнен свистом и скрежетом. Он облизнул обветренные губы и посмотрел не в глаза.
- Хибари, заткнись и убирайся, - сделав шаг назад и схватив дверь, чтобы захлопнуть ее, произнес я.
- Не подходит, мразь. – Он отпихнул дверь и сделал шаг вперед, входя в мою квартиру.
Я посмотрел на этого зверя и ужаснулся. Асакура переменился в лице, скинув с себя человеческую маску и заменяя ее маской какого-то индийского божества темных сил. Парень поднял ногу и ударил меня в бедро, оставив ногу поперек. Металлические шипы на подошве его сапогах врезались в кожу, разрывая ее во многих местах.
Я вскрикнул от резкой боли и потерял равновесие, но Асакура быстро отнял ногу от меня, схватил за волосы и со всей силой впечатал меня головой в стену. Перед глазами все побелело, а тело обмякло, как у тряпичной куклы. Я открыл рот, хватая воздух, словно рыба на суше, и начал оседать на пол. Хибари засмеялся и, подхватив меня за грудки, поднял на ноги. В следующее мгновение я ощутил мощный и тяжелый удар в солнечное сплетение. Я прохрипел и зажмурился, сгибаясь пополам.
- Король, - пропел-провизжал он, хватая меня за волосы и заставляя поднять голову. – Ну улыбнись же!
- Сука, отпусти меня, - прохрипел я, но в следующее мгновение Хибари запрокинул мою голову назад и ребром ладони ударил по выступающему кадыку. На секунды я потерял способность дышать. Все вокруг замерло и начало погружаться во тьму, которая постепенно начинала пестрить красными кругами. Изо рта вытек ручеек крови, которая неприятно стекала по шее.
- Какой запах, - прошептал Сатана мне в ухо, опаляя его жарким дыханием. Он облизал мой подбородок и слизнул алую жидкость. Запах свежей крови пробудил в нем чудовище, которое в считанное мгновение овладело им полностью.
- Асакура, приди в себя, - жалко просипел я, не узнавая своего любовника.
Он жестоко усмехнулся и схватил меня за левую руку, опасно выворачивая ее.
- Я тут подумал,… зачем дешевой шлюхе руки? Трахнуть ее могут и так, да и отсосать без них она может спокойно. А у тебя уже нет одной, мне немного оставили счастья, - на этих словах он начал выворачивать мне ее, заставляя меня стонать и извиваться. Хибари ударил меня по лицу и с силой дернул руку на себя. Она хрустнула, отдавшись глухой болью, и обмякла, повиснув вдоль тела.
«Вывернул…только вывернул» - на грани сознания плескалась мысль.
По щекам бежали предательские слезы, которые я не в силах был становить.
- За такой вид я приплачу тебе баксов пять, - он схватил меня за шею, прижимая к стене.
- Хибари, - беззвучно позвал я парня, теряя рассудок.
- Сука, моя маленькая сучка с объезженным задом, - его горячее дыхание, перемешанное с алкогольными парами, вызывало у меня приступы тошноты.
Он отпустил меня на минуту для того, чтобы захлопнуть входную дверь, которая все это время была открыта. На полу остались разводы моей крови, которая была на подошве его сапога.
Асакура усмехнулся, схватил меня за вывихнутое плечо и втолкнул на кухню. Я что-то взвизгнул, когда он кинул меня на обеденный стол. Я, не имея возможности пошевелить конечностями, распластался на нем.
- Чудно… Кей, а ты давал этому сукиному сыну? – прижав меня одной рукой к столешнице, а второй стаскивая с меня штаны, издевательским голосом произнес Сатана.
Я попытался ответить, но издал лишь нечленораздельные звуки.
- Не хочешь говорить – не надо. Ведь вы у нас гордые, господин Король.
Я на грани потери сознания слышал, как брякает его пряжка и расстегивается молния джинс. Глаза щипало от слез, кровь во рту собиралась и смешивалась со слюной.
Асакура приподнял мою голову за волосы и посмотрел мне в заплаканные глаза. В его взгляде не было ни понимания, ни сочувствия, ничего доброго или приближенного к этому. В них были злость и похоть. Он облизнул мои искусанные губы, после чего отстранился и впечатал меня в стол. Я почувствовал, как голова зазвенела, а из разбитого носа потек новый теплый ручеек вязкой жидкости.
Подросток раздвинул мои ягодицы, и я почувствовал головку его члена, что упиралась мне в анус. Я задергался, но в следующее мгновение боль пронзила все мое тело, словно током.
Я закричал во весь голос и забился под этим зверем. Хибари засмеялся и сделал первый толчок на сухую. Я зажмурился и закусил нижнюю губу. Слезы с новой силой потекли из глаз, скатываясь по щекам, они подали на стол. Позади себя я слышал яростный смех Хибари, что мешался с его затрудненным дыханием.
Весь мир замер, и в одно мгновение я перестал чувствовать жуткую боль, от чувства, что меня рвут пополам, от его побоев, что сильно сказались на моих мышцах, боль в обеих руках. Все. Белый туман окутал меня, забирая с собой куда-то вдаль.
Увидев мое состояние, Асакура вновь дернул меня за волосы и в очередной раз ударил меня головой об стол, вдобавок к этому, он нажал на левое плечо. От вспышек яркой боли я очнулся от забытья.
По бедрам текла кровь из разорванного ануса, которая хоть как-то облегчало жесткие толчки. Асакура двигался резко и порывисто, вбиваясь в меня изо всех сил. Я чувствовал его движения внутри меня, чувствовал, как он рвет меня изнутри.
Я не мог ни о чем мыслить. Все силы разом покинули меня в тот момент, когда это чудовище ворвалось мне в квартиру.
Он с силой сжал мой бедра, и я почувствовал последние его резкие и сильные толчки. Что-то прошипев, он излился в меня. Горячая сперма смешалась с кровью, и я почувствовал жжение в изодранных кишках.
Он вытащил из меня свой член, и на кухне раздался хлюпающий звук, вызывающий чувства презрения и отвращения.
- Хорошая девка. Таких побольше, и жизнь покажется раем, - он усмехнулся и со всей силой хлопнул меня по оттопыренной заднице. – Я сейчас вернусь, и мы продолжим. Только попробуй сойти с места, я разорву тебя так, что это тебе покажется цветочками, - угрожающе произнес он, выходя из кухни.
Через пару минут я услышал звук воды в душевой.
«У меня есть несколько минут. Нужно найти мобильник и кофту. Надо спрятаться» - говорил я сам себе, пытаясь натянуть на себя штаны. Боль разрывала тело, но выхода другого не было.
Только я вышел из кухни, как рядом со мной прозвучал стальной голос моего насильника:
- Тварь, ты меня не поняла? Я сказал тебе не рыпаться, иначе урою к чертовой матери! – крикнул Хибари, ударяя меня в челюсть. От сильного удара я упал на пол. – Задрал ты меня, Оуяма. Может сейчас до тебя дойдет? – на этих словах он взял что-то с пола и, замахнувшись ею, ударил меня по голове. Глухой удар, и я полностью ослеп. Такое ощущение было мне знакомым, только я не мог вспомнить, что это было конкретно. Я подтянул левую руку к затылку и почувствовал, что на волосах появилась теплая влага.
- Раскроил, - произнес я вслух, непонимающе смотря на кочергу для камина, что держал в руке Асакура. Зрение немного сфокусировалось, и я смог на кованом металле увидеть пятна крови. Моей крови.
- Чего мямлишь, мразь? – оскалившись, произнес Хибари, делая шаг вперед.
Поддавшись внутреннему порыву, я схватил его за ноги. Он не ожидал такой реакции от меня, а потому, потеряв равновесие, упал.
То, что произошло дальше, я не понял, потому как Асакура, упав, не встал. Я подполз к нему и проверил дыхание. Оно было равномерным и немного замедленным. Он спал. Не знаю почему, но именно в этот необходимый мне момент алкоголь и усталость подействовали на него, и он отрубился.
Мысли о том, что нужно бежать отсюда как можно дальше вернулись ко мне. Я кое-как встал и, опираясь о стену, пошел в комнату, в которой были мои вещи. Взяв кофту и сотовый, я шатающийся походкой направился на выход.

Не понимающий ничего, и не чувствующий своего тела, словно оно было чужим, я добрел до парка и завалился в густо посаженных кустах так, что бы меня никто не мог увидеть. Дрожащей рукой, которую я сам себе вправил, я нашел в телефоне нужный номер.
Гудки. Паршивые гудки ожидания, секунда которого резало душу.
- Оуяма?
- Дракон… - мой голос был сорван, а потому я шипел и свистел. – Мне нужна небольшая помощь…
- Где ты, Кей? – встревожено спросил меня парень.
- В Парке… Напротив скамейки с орлом…в кустах, - глаза слипались а разум отключался. Приятная слабость окутывала меня.
- Я скоро буду, ты только держись!
Я скинул трубку. Рука вместе с телефоном упала на землю. Я что-то произнес и закрыл глаза, ложась на холодную землю.

@темы: Рейтинг NC-17, Слэш, Яой